Chronicles of Valoria: Malum discordiae

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chronicles of Valoria: Malum discordiae » Архив игровых эпизодов » Вечер - время для ответов [1 июня 735 п.В.]


Вечер - время для ответов [1 июня 735 п.В.]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Кто: Гвендолин Айрвин, Вильгельм ап Валор
Когда: 1 июня 735 п.В., после ужина с королевской семьей (после 20.00)
Где: королевский замок Вотивы, внутренний двор.
Краткое описание событий: долгий день, наполненный новостями и событиями, подходит к концу. Самое время подвести некоторые итоги и выработать план на день завтрашний. Или же просто поболтать на отвлеченные темы на сон грядущий для лучшего пищеварения.

0

2

После ужина и полагающегося для приличия времени, проведенного в общей беседе обо всем и ни о чем, члены королевской семьи и приглашенные сегодня к столу гости начали покидать трапезную. Большинство отправилось по своим покоям готовиться ко сну, но были и те, кто решил на сон грядущий совершить небольшую прогулку по внутреннему двору или галереям дворца. Солнце уже успело скрыться за стенами замка, а на смену дневному зною пожаловал прохладный, но по-летнему ласковый ветерок.
Вильгельм держал путь на конюшню, поскольку в его планы не входило отправляться спать так рано. И если уж ему до сегодняшнего дня не дозволяли покидать столицу, то кипучей натуре Его Высочества пришлось искать развлечений в самой Вотиве, благо город жил не только дневной, но и ночной жизнью.
Однако, оказавшись во дворе, принц расслышал за спиной звук торопливых шагов, не обернуться на который было бы крайне невежливо по отношению к собственному интересу.
- О, леди Гвендолин… - узнав в подходящей особе подругу, Уилл отвесил ей шутливый поклон. – Куда это вы так спешите в столь поздний час? Неужели сегодняшний день, богатый на разговоры, не утомил вас? – что правда, то правда. Первый день по возвращении в столицу выдался для придворной волшебницы довольно суматошным. По разумению Вильгельма, Гвендолин, учитывая тот факт, что ранняя аудиенция у короля лишила ее полноценного отдыха, должна была с ног валиться от усталости. Однако нет, торопиться вполне уверенно и целеустремленно. Двужильные они, волшебницы, что ли?
- Как тебе ужин? По-моему, урожай вина прошлого года значительно уступает в крепости тому, что было раньше. Уж не решили ли виноделы таким образом увеличить спрос на свою продукцию? - принц скептически хмыкнул. - Скажи, вас же учили разбирать жидкости на составляющие?

+1

3

Ужин закончился, а Гвендолин ещё не посещала библиотеку. Преступление, конечно, для самой главной зануды королевского стола: за светскими беседами молодая волшебница чувствовала, как утекает драгоценное время. Не дай Его Величество ей почётный эскорт в виде собственного сына и герцога Норда - Гвендолин бы давно уже была на Севере. Тупик её эволюции состоял в том, что за двенадцать лет она не набрала достаточно магических сил для того, чтобы перемещаться на огромные расстояния самой, да ещё и с пассажирами. Одна-то "прыгать" она могла - одно удовольствие, только нужно не забывать глубоко дышать. А вот с двумя железными кучами... Ноги сами потащили дочку магистра Ордена в библиотеку. Перед сном требовалось сдуть пыль с кое-каких знаний... И воспитать Вильгельма, так удачно попавшегося по кратчайшей дороге в книгохранилище.
- А вот раскладывать жидкость на ингредиенты и спешу, Ваше Высочество, - улыбнулась Гвендолин, притормозив рядом с Уиллом. Ничто не могло сделать из принца человека - где уж ей, её увещеваниям и проповедям?
- Я не пила вина почти за едой. Всё думаю, что же за лихорадка-то такая... Не могу сказать, что бодра и полна сил. Но это секрет - чиновники всегда должны источать... Энергию, - зевнула волшебница, прикрывая рот рукой. Она поднялась раньше замковых петухов, ляжет позже всех. Это правило нарушать нельзя: что там говорил папа по этому поводу? Не отступать и не сдаваться? Или это он по другому поводу говорил...
- Но я всегда рада тебя видеть. Ты как гроза в летнюю жару, Уилл. Эмоциональный мужчина, полный энергии - как тебя ещё не охмурили герцогини... - пошутила она на больную для себя тему. Дружба дружбой, а влюблённость с магическим происхождением сочетается очень, очень плохо. Узнай король о такой штуке - в миг бы выслал в Гарду без права покидать самую высокую тамошнюю башню, даже по большим магическим праздникам.

+1

4

- Это секрет… - в тон волшебнице ответ Его Высочество. А секрет был довольно простым. Когда Уиллу чего-то не хотелось, он превращался в такого осла, не понимающего ни намеков, ни прямых слов, что любо-дорого было смотреть. Это была вершина его актерского мастерства, если таковое у него вообще имелось.
И вообще, у каждой герцогини где-то под подолом имелся немалый надел земли, коим затем пришлось бы править, разбирая скучные жалобы подданных и ведя бесконечные земельные споры с соседями, которых и пришибить-то в честной драке будет нельзя. Тоска…
- Хочешь совет – не думай об этой лихорадке ежеминутно. Хоть сто теорий построй – на месте может оказаться, что ни одна из них не верна. И к чему тогда этот… чиновничий пыл? – Вильгельм усмехнулся и махнул рукой. Самого его пока мало занимала цель их путешествия на Север. Ну, лихорадка, ну, необычная… Все равно он в лихорадках ничего не смыслил, так с чего, собственно, ему беспокоиться на сей счет? Его задача в чем? Правильно, доставить в нужное место знающего человека в целости и сохранности. Не тот случай, словом, чтобы природное любопытство принца затребовало срочных ответов. Вот если выяснится имя того, кто эту самую лихорадку создал – тогда совсем другое дело. Будет вам и гроза, и молния прямо в теменную кость.
- Я так полагаю, что мы в какой-то мере будем символизировать то, что проблемой озаботился сам король. И пока мы изо всех сил станем искать причину вспышки болезни, в тиши покоев мудрецы обложатся стопками книг и начнут делать то же самое. Хочешь их превзойти? – Уилл хитро прищурился. Честолюбие было ему свойственно. И он не сомневался, что и Гвендолин желает сразу же отличиться в глазах Его Величества.

+1

5

"Посмотришь на тебя-мужа - и в монастырь хочется?" - почти съязвила было Гвендолин, но в последний момент прикусила себе язык по-настоящему, чуть не выругавшись вслух. Иногда за всей её серьёзностью и сосредоточенностью нет-нет - да проскальзывала ирония. Чувство юмора в их напряжённый век было вещью настолько редкой, что его зачастую путали с заморским джи-раффом.
- Я хочу подготовиться! Людям нужна наша помощь, Уилл, и я просто не могу сидеть сложа руки. Уезжаем мы через три дня... - Гвендолин пожала плечами, как бы резюмируя ту пещеру, в глубине которой они рисковали оказаться всем королевством, если лихорадка окажется чем-то заразным, страшным или неизлечимым. Чумных обычно изолировали и сжигали. Что, если и тут...
"Нет-нет-нет!" - молодая волшебница потрясла головой, как будто пытаясь выкинуть из мозгов эту страшную мысль. Несмотря на то, что огонь от чумы был единственным спасением, Гвендолин так и не могла привыкнуть к необходимости сжигать иногда ещё живых людей. Это было действительно страшно.
- Давай лучше побеседуем о чём-нибудь другом. Вот например, куда это ты собрался на ночь глядя? - прищурила глаза молодая девушка, добавив в вопросительную интонацию чего-то вроде "Шлять собрался, обалдуй?" или даже немного "То есть, ты прогуливаешь отцовскую казну, коронованный дятел?!". Нет, от начальственного и учительского тона ей удалось уйти в сторону, но в вопросе прозвучала даже доля некоторого ехидства. Несильная, конечно, доля, но она там была; принц Вильгельм был не только грозой в начале мая, которая разносила сарай в щепки, а рыцаря превращала в гору железа. Он был ещё и неудержимым "мажором" из приличной семьи, что сулило в конечном счёте куда большие разрушения - ведь сарай можно было отстроить таким же, каким он был до удара молнии, а вот прекратить распространение слухов о том, что у принца двадцать бастардов в двадцать лет было куда труднее.
Впрочем, в них Гвендолин не верила. Она просто воспитывала Уилла по привычке.

+1

6

Подготовиться?
Уилл лишь руками развел. Возможно, в чем-то Гвендолин была права. Наука тем и отличается от махания кулаками или чем потяжелее, что требует новых и новых знаний. Хотя бить мерзавцам морды тоже надо уметь. И пусть некоторые надменно заявляют, что, мол, волк не разминает перед охотой лап, поскольку убийства у него в крови, Вильгельм не даром тратит часы на упражнения. И таких вот говорунов потом вдвойне приятно оставлять валяющимися на земле.
- Куда собрался? В город, - честно говоря, Его Высочество был удивлен подобным вопросом. Мало кто в последние годы интересовался, куда это он собрался в поздний час. Уяснив однажды, что отговорить принца от намеченного плана действий – занятие столь же многообещающее, что и попытки сдвинуть гору, люди более к этому вопросу не возвращались.
- А что, хочешь со мной? Извини, не сегодня, - тут бы добавить детское «девчонок не берем», которое так часто звучало во времена их детских игр, но Уилл лишь улыбнулся самому возникновению подобной мысли и благоразумно не стал ее озвучивать. Как-никак, но перед ним стояла волшебница, а у них могли быть припрятаны свои сюрпризы. Например, та же молния. Или хорошенькое проклятие. Или симпатичный сглаз.
Все равно с женщинами, а тем более симпатичными, Вильгельму всегда бороться было сложно. Сложнее было только с детьми. Поэтому по возможности он старался избегать конфронтаций и с теми, и с другими. Правда, иногда конфликтовать все-таки приходилось…
- Увы, я не ложусь спать сразу после заката. А после сегодняшних новостей мне надо как следует прочистить голову. Знаю, знаю, большинство считает, что она у меня и так пустая, - заулыбался младший сын короля. – Все врут. У меня в голове есть мысль. И я ее думаю.

+1

7

"Не очень-то и хотелось", - подумала Гвендолин, чуть не надув губы и не сказав Уиллу своё законное и резонное "Бе-бе-бе!". В горд он собрался, голову ему надо прочистить с единственной мыслью, которую он думает, понимаете ли. Молодая волшебница почувствовала обиду и укол ревности: они с другом детства не виделись десять с хвостом лет, если не считать "каникул", во время которых Гвендолин и успевала разве что спуститься на равнины и подняться назад, в горы, в Гарду. А вот теперь Его Гуляйшество ей объявляет, что он собрался в город, пойдёт без неё, и вообще, спать он после заката не ложится.
- Я даже и не думала, что мне могло бы быть место в твоей жизни за пределами замка и наших общих обязанностей - мы уже не дети, теперь мы вместе не играем и не веселимся, - без обиняков и прямо сказала Гвендолин, чувствуя горький привкус обиды, но ничем этого не выдавая. Люди всегда жили отдельно, волшебники - отдельно, и у каждого были свои понятия о развлечениях. Гвендолин, например, очень любила магические поединки, в которых самостоятельно принц Вильгельм не продержался бы и пары секунд, занимаясь "речекряком" по велению чужого посоха. Делая вид, что так и надо, и её ни чуточки не обижает желание друга уехать, а не поболтать о чём-нибудь с ней, она продолжила:
- Поэтому мне остаётся только пожелать тебе отличного вечера в городе и попросить поберечь себя. А я... Я пойду займусь чем-нибудь магическим. Возможно, мне даже удастся отыскать придворных чародеев в этот час.
Гвендолин с трудом сдерживалась, чтобы не обозвать Уилла дураком. Хотя, едва ли бы это было бы обзывательством: слова о пустой голове и единственной мысли в ней были отчасти правдой. Вместо этого молодая девушка повела рукой в особом жесте, и с её пальцев посыпалась серебристая пыль, похожая на маленькие-маленькие звёздочки. Она, как и полагается, выдала Уиллу магическое благословение - чем бы он ни собирался заняться в городе.
- Мир тебе сейчас и навсегда, Ваше Высочество Вильгельм.

+1

8

- Мир мне навсегда? За что ты меня так не любишь? – в притворном ужасе расширил глаза Уилл. Мир – это вовсе не то, в чем он нуждался. Мир в его представлении был синонимом скуки, хотя он и не желал втягивать кого-либо еще в боевые действия против их воли. Если всем хочется мира – пусть так и будет. Но не надо тогда мешать Вильгельму ап Валору искать неприятеля.
- Не тужи, Гвендолин, я успею еще тебе надоесть за время похода. Еще будешь рада от меня избавиться, - посмеиваясь, добавил принц. Неизвестно, почувствовал ли он оттенок обиды в словах подруги или же попросту был настолько уверен в самом себе, что полагал, будто бы всякое расставание с ним всегда повергает людей в печаль, однако он ободряюще улыбнулся и даже притянул к себе волшебницу, заключая ее в недолгие объятия.
- Бьюсь об заклад, что местные чародеи сейчас как раз и обеспокоены крепостью вина из запасов моего отца. Поэтому потревожить их будет весьма кстати с твоей стороны, - ничего. Старых ворчунов и сморчков полезно встряхивать. Появление в их рядах молодой и пыщущей энергией волшебницы пойдет им только на пользу. Иначе совсем мхом покроются в своих кабинетах среди пыльных фолиантов.
- Кстати, один из чародеев нередко обретается на вершине вот этой башни, - вытянув руку, Его Высочесвто указал на увенчанную зубцами угловую башню замка. – Интересуется звездами. Либо развратничает под их сенью – слухи разнятся.

+2

9

Уилл неисправим. Чем быстрее это понимаешь, тем более философски воспринимаешь все его "девчонок не берём", которые Фердинанд перерос лет в семь, а также тем с большим успехом начинаешь воспринимать его эмоциональные экзерсисы. Гвендолин усмехнулась:
- Рядом с тобой мир поддерживать нежно всегда, Уилл. Противоположности создают гармонию.
Молодая волшебница даже стоически вытерпела медвежьи объятия своего ненаглядного принца, найдя в себе силы не крякнуть от их огромной силы и безмерной искренности. Может быть, Вильгельм действительно был рад её видеть, но ему нужно было проветрить и без того пустую башку. Кто ж его разберёт, красавца.
- Кх-х-х-х-х! - выдохнула она, быстренько помолившись на ходу, чтобы принц не вытряхнул из неё душу. На самом деле, её "кх-х-х-х-х-х!" означало нечто среднее между "Твоё очень Королевское Высочество могло бы предупредить меня, перспективный кадр государственной системы Валории, о скоропостижном объятии, а то сплющишь же, медведь!" и "А можно понежнее?". Но всё хорошее когда-нибудь кончается - вот и приступ нежности у принца продлился секунды три.
Гвендолин подумала у себя в голове ехидную мысль про эти три секунды, но шутить на эту тему не стала. В конце концов, ей ещё с этим принцем расследовать эпидемию лихорадки на севере, да и вообще - Уилл-придурок дорог ей как память о счастливых детства днях золотых, в Вотиве и Валтаре проведённых.
- О! - когда принц заговорил о разврате под звёздами, Гвендолин оживилась.
- Разврат под звёздами - дело хорошее. Надо успеть к началу! Романтика, магия, звёзды, замковая башня и - разврат! - она подхватила полы своей робы и деланно любопытно сказала Уиллу:
- Ты хочешь со мной? Извини, но не сегодня.
И рассмеялась.

+2

10

- Ничья, - отсмеявшись, признал Вильгельм. Нет, пожалуй, он бы и остался поболтать с Гвендолин еще часок-другой, но предварительные договоренности нарушать было не хорошо. Во дворце думали, что поздними вечерами Его Высочество отправляется в город с целью навестить бордель, питейное заведение или же спустить десяток-другой золотых в азартные игры. Принц же, за неимением лучших вариантов развеять скуку, действуя методами шантажа, угрозами и подкупом подрядился к командующему городской стражи оказывать содействие в деле поддержания порядка в неспокойных кварталах, и во все вышеперечисленные заведения заглядывал прежде всего с целью вытряхнуть душу из очередной окопавшейся там дряни. Впрочем, иногда он все-таки где-нибудь задерживался сверх необходимости. В основном под утро.
- Не слишком огорчайся, если на деле все обернется зрелищем чудака, распивающего эликсиры собственного приготовления, - предостерег подругу Уилл. – И да, если уж ты действительно собралась подниматься на башню, захвати-ка вот это… - отстегнув свой бордовый плащ, принц ловко накинул его на плечи волшебницы. – Я не уверен, что тебе стоит греться его эликсирами, а магия не всегда спасает от банальной простуды. Начнешь греться заклинаниями – волей-неволей можете устроить магический поединок. А отцу пока еще дорог этот замок, - Гвендолин, конечно, прожила немало лет в парящем городе, поэтому вполне могла недооценивать коварство здешних ветров.
- Увидимся утром. Приведу к тебе десяток рыцарей, околачивающихся при дворе без дела – выберешь из их попутчиков посмышленее. Хоть поболтать будет с кем в пути. Не герцогом же единым скуку разбавлять, - Вильгельм скорчил забавную физиономию.

+1

11

- Иногда ничья куда интереснее победы или поражения, - двусмысленно-загадочно произнесла Гвендолин в воздух, посмотрев куда-то поверх головы Вильгельма-завоевателя. Тёплый июньский вечер, казалось бы, располагал - побеседуй со старой знакомой, спроси, чему там учат в этой магической школе, куда мечтают попасть все детишки лет этак до одиннадцати. Но нет, бордель - дело куда более приятное, чем пустая болтовня с волшебницей, хотя второе было несколько бесплатнее и в разы интеллекту... А, это же Уилл. Простите.
Тем не менее, принц выдал Гвендолин свой плащ - в прямом смысле с барского плеча. От книксена и "спасибо, Ваше Высочество!" молодую волшебницу удержал только обострённый инстинкт самосохранения: из возраста обижулек мозги Уилла не вышли, вышли только ноги и подкачанная молодецкая хрудь. В Гарде многое давалось проще - многие волшебники с лёгкостью за правое ухо заправляли прядь волос левой ступнёй, кто-то даже без настойки мог внятно рассказать о Ходе Вещей и Плане Высшего, но ни одна живая душа не могла понять, почему женщины и мужчины с таким трудом понимают друг друга.
Гвендолин принца не понимала, но, тем не менее, свои мыслишки держала при себе. Как тараканов... Хотя, почему как?
- Выбирать мужчин мне определённо нравится. Среди самых лучших рыцарей приводи тех, кто посимпатичнее. Пока ты будешь с кем-нибудь разговаривать, мне будет, на кого положить глаз, - подмигнула Уиллу Гвендолин, запахиваясь в плащ. На башню она идти и не собиралась - почитает на ночь чего-нибудь из местных книжных залежей, пока принц учится нажимать на девичьи груди в порядке очереди.
- Неспокойной тебе ночи, Уилл. Ты лучший дурак на этом свете, таким и оставайся.
Гвендолин чмокнула принца в плечо - потому что куда дотянулась - и буквально почти испарилась в ближайшей галерее.

+2

12

Возвращение Гвендолин Айрвин определенно должно было пойти Вотиве на пользу. С этой жизнерадостной волшебницей размеренная жизнь внутри дворцовых стен станет чуть более суматошной, что само по себе даже хорошо. Как знать, возможно, даже самому Вильгельму теперь не придется выдумывать малейшие поводы для того, чтобы поскорее вырваться из-под родительского надзора.
- На дураках государство держится, - вслед волшебнице сказал улыбающийся принц. Но той уже и след простыл. Уилл и сам не стал задерживаться на месте и предаваться раздумьям, хотя выпитое за ужином вино могло настроить даже его на мечтательный лад. Вместо этого рыцарь образцово-показательно выполнил команду «налево-кругом» и широкими шагами направился к конюшне.
«Тьма сгущается, а мой дозор начинается…».
К слову говоря, волонтерствовал в городской страже Его Высочество не только с целью время от времени размять руками чей-нибудь череп, но и желая на практике убедиться в том, что преступный мир родного города богат на всякого рода таланты и личностей неординарных. Полагая себя человеком, способным запросто общаться с простолюдинами, Вильгельм искренне полагал, что не всякого преступника, пусть и отъявленного злодея, следует немедля тащить на плаху или в темницу. Иным можно предоставить некоторую альтернативу с условием – навсегда расстаться, разумеется, с преступной жизнью и все свои таланты обратить на пользу Отечества. В конце концов, лучший мореход Королевства вышел из простолюдинов благодаря протекции Его Величества Аламариса. Так почему же его сын не может отыскать на самом дне общества таких же самородков?

+1


Вы здесь » Chronicles of Valoria: Malum discordiae » Архив игровых эпизодов » Вечер - время для ответов [1 июня 735 п.В.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC