Chronicles of Valoria: Malum discordiae

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chronicles of Valoria: Malum discordiae » Прошлое » Audi et tace [3 марта 735 п.В.]


Audi et tace [3 марта 735 п.В.]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Кто: инфанта ап Валор, Лира-Сороконожка
Когда: вечер 3-го марта 735 года
Где: личные покои инфанты
Краткое описание событий:
О чем говорить женщинам наедине, как не о мужчинах и детях...

+1

2

- Несколько лет спустя Леомбэль, старший сын короля, отправился на охоту в эти места и случайно увидел красавицу Толозиль, которая пасла коров. Вдруг принц почувствовал жажду и попросил пастушку дать ему немного молока. Она поспешила надоить молока в миску от самой лучшей коровы. Когда девушка подала ему чашку молока, он был так поражен ее красотой, что забыл про молоко и смотрел не отрываясь на пастушку. С тех пор он думал только о Толозили... - звонкий детский голосок на мгновение замолк, юная чтица переворачивала страницу.
Катарина вонзила иглу в канву и выпрямилась, подняв усталый взгляд к окну, за которым сгустились ранние сумерки. Третий день моросил холодный дождь, наводя такую апатию, что хотелось весь день продремать в придвинутом к камину кресле. Но Катарина не могла позволить себе такую роскошь. Она взглянула на вышивку - работа продвинулась едва ли на треть, но она не спешила снова взяться за иглу. Спрятав руки в широкие рукава подбитого мехом лисицы  домашнего платья, она рассеянно смотрела на огонь и думала о своем. Девочка, сидевшая на скамеечке у ее кресла с книгой на коленях, придерживала страницу, выжидая.
- Пожалуй, твоя матушка уже не придет, - это было странно. Лира всегда являлась с достойной подражания пунктуальностью в назначенное время. Что могло так задержать ее?
Девочка прижала книгу к груди и очень серьезно взглянула на госпожу.
- Наверняка, у нее было сегодня много работы, - Катарина улыбнулась, погладив темные волосы своей воспитанницы, - завтра он непременно заглянет, я уверена.
Со вздохом она взялась за иглу.
- Ну что же ты, Анна, продолжай...
- Не раз тайком и без свиты пробирался он на пастбище, где пасла коров красавица Толозиль. И вот однажды Леомбэль сел рядом с ней под ивами и рассказал ей о себе и о своей любви. Толозиль, которая полюбила его, не зная о его происхождении, была тронута его словами и сочла за честь для себя, что сын короля отдал ей свое сердце...*


* Анна читает старинную французскую сказку "Ожерелье ящериц"

+2

3

[nick]Лира-Сороконожка[/nick][status]Как рожу - так скажу.[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2y8fk.jpg[/icon]Лира бежала со всех ног в покои инфанты Катарины - да видит Высший, за десять золотых валориумов пришлось задержаться. Рожала проститутка, но, что называется, сильно элитная. Девчонку обрюхатил один из дружков принца Фердинанда, который всегда успешно прикидывался взрослым успешным человеком с крепкой семьёй и манерами настоящего дворянина. Что ж, в дворянском воспитании ему было не отказать: проститутками мало кто интересуется, а здесь даже судьбой бастарда озаботились, раз наняли акушерку за целых десять золотых монет. Правда, младенца пришлось тут же забрать у матери, забывшейся в горячке, а через пару часов сказать ей, что девочка родилась мёртвой. На самом деле, родился мальчишка, и здесь дружок принца был прав как никто другой: сдать в армейский дом призрения сразу же после рождения. Стране - воин, матери - горе и деньги, чтобы оное приглушить, отцу - спокойствие. Все в выигрыше.
- Анна, прекрати мучить Её Высочество. Ваше Высочество, простите, пожалуйста. Эта прохвостка вечно тянется к книжкам да докучает всем подряд, а следовало бы работать учиться! - наконец-то, покои инфанты. В добром ли она здравии? Есть ли у неё хвори да боли? Не грозит ли принцессе, вытащившей Лиру и её детей из беды, какая собственная неприятность?... Лира знала точно, что все люди и правда должны служить. А уж условия службы себе можно назначить какие угодно, если не наглеть и просить только слегка больше того, что действительно могут отстегнуть щедрые барышни.
- Я задержалась всего на часок, а ты уже книжку обнимаешь. Ступай отсюда. Иди! - Анна была беззастенчиво отправлена вниз, той дорогой, которую давно знала - к остальным детям Лиры-Сороконожки, которые были знатными людьми, между прочим. Они жили в замке (в цокольном низу, но с окном и очагом!), у них был обед (не объедки!) и умная инфанта-покровительница. Младшую дочку Лиры звали как раз Катариной, и она совсем не умела читать, слава Высшему.
- Простите ещё раз, Ваше Высочество. Высший мне свидетель, тянутся они к вам да к книгам. Не стоит их поощрять, место их не рядом с Вами, - смущённо буркнула Лира. - Как здоровьице Ваше?

+2

4

- Высший с Вами, Лира, не бранитесь на нее, - за свою любимицу Катарина вступалась неизменно, тем более, что не вполне понимала, почему ее матушка недовольна тем, что девочка научилась читать и считать, - это я попросила ее почитать, чтобы скоротать вечер. Анна, милая, попроси на кухне подогреть кувшинчик вина, Вы же не откажетесь? - она улыбнулась явно уставшей Лире, - день ненастный выдался, Вы наверняка озябли. Садитесь к огню и расскажите, что происходит в городе.
Это было чем-то вроде обычного ритуала: Лира рассказывала - в основном о пустяках, изредка, исподволь, роняя в общий поток ничего не значащих новостей золотую монетку чего-то важного, Катарина слушала - обычно молча, так рассеянно, что впору было обмануться (а слушает ли вовсе?), так же изредка, невзначай, давая понять своей... эм, ну пусть будет осведомительнице, что ей показалось особенно интересным. Расставались женщины обычно вполне довольные собой: инфанта - выловив свой воображаемый золотой, Лира - получив приятно позвякивавший в кошельке гонорар.

+2

5

Лира скептически хмыкнула, выпуская Анну из покоев инфанты. Добра Катарина - даже слишком. Где уж тут отказать, когда Сама слушает чтение книг вслух, да ещё и от без роду - без племени девчонки? Впрочем, может, потому и слушает, что Лира-Сороконожка поспевает за событиями, разворачивающимися вокруг принцессы? Как бы то ни было, астрологи явно обещали денежное прибавление в кошельках акушерок. Не зря же дружки принцев, а также сами принцы трахались с проститутками почём зря. И не только принцы. Впрочем, обо всём по порядку...
Лира села на некое подобие мягкого табурета, стоявшее недалеко от огня, как того и хотела инфанта. Время было позднее, и сейчас бы отдохнуть, но было в закромах акушеркиных историй кое-что такое, за что принцесса ап Валор с удовольствием приютит Анну ещё на пару вечерочков, пока её мать бегает по роженицам да по младенцам.
- Жизнь бьёт ключом, некоторым даже по голове, - осторожно начала Лира, угощаясь тёплым вином и удостоверяясь, что прислуга классом пониже покинула помещение. Скрипнула дверь, треснуло полено в огне.
- Вот давеча пришлось принимать младенца интересного... Даже Её Величество смилостивилась, наверное. Хотя вряд ли она знает каждого сиротинку, какого берёт её дом призрения... А?[nick]Лира-Сороконожка[/nick][status]Как рожу - так скажу.[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2y8fk.jpg[/icon][info]Придворная повитуха[/info]

Отредактировано Меняющий лица (2017-10-16 21:47:35)

+2

6

- Сомневаюсь, чтобы знала, - туго натянутая ткань пощелкивала под иглой: Катарина вновь прилежно вышивала, - разве что дело окажется громким, как с той девушкой, что обесчестили странствующие монахи, - тогда вмешательство королевы, озаботившейся тем чтобы пристроить плод насилия, было отчасти делом политики, - ну или ее лично коснется...
Катарина подняла смеющиеся глаза на собеседницу.
- Не уж то какая-то фрейлина матушки оказалась неосторожна? Хотя нет, ее бы попросту замуж выдали и все дела.
И то верно, согрешившую деву быстренько пристроили бы, не за виновника, так за кого-то сговорчивого. Так что дама или была замужем, или вдовела, и появление младенца никак не вписывалось в образ добродетельной дамы. Замужние дамы, чьи мужья отсутствовали так долго, чтобы нагрешить и опростаться в отсутствие супруга, Катарине на ум не приходили. Вдов при дворе вроде  было. Не уж то какая-то имела такого снисходительного мужа, что найдя жену беременной, он бы лишь повелел удалить младенца? Повезло же кому-то, если так. Но самое странное, что королева согласилась покрыть грех. Матушка была строга в части соблюдения хотя бы видимости приличий, так что виновная должно быть была слишком ей дорога, если она сама позаботилась о младенце. А если дело не в даме, а в самом младенце? По какой-то причине королева хотела, чтобы он был обеспечен необходимым. Хотя что проще, чем избавиться от такой улики...
- Жаль бедняжку, наверное, это тяжело - своими руками отдать малыша в чужие руки... - Катарина снова склонилась над вышиванием.

+2

7

[nick]Лира-Сороконожка[/nick][status]Как рожу - так скажу.[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2y8fk.jpg[/icon][info]Придворная повитуха[/info] - Ну нет! - возразила Лира, демонстрируя свои базарные манеры и перебивая инфанту. Впрочем, в обществе Катарины, храни её Высший во всех начинаниях, жить было можно без корсета, как говорили женщины. Да и от придворной повитухи ожидали только разве что мастерского "женского" дела, а не знания всех этих реверансов в особом порядке.
- В тот-то раз было очевидно, что Её Величество, возлюби её Высший, приютит ребёнка! А здесь... Я не знаю, кто рожал, - разочарованно призналась женщина, делая глоток тёплого вина и наблюдая, как пальцы Катарины ап Валор создают нечто, стоящее массы золотых в прямом и переносном смысле. Впрочем, собственные пальцы Лиры тоже были способны на небольшое чудо.
- Я не знаю, кто она такая. Она визжала, как на Суде Высшего после конца Мира - и только. Слуги натянули ширму. Её личность очень хорошо прятали, Ваше Высочество... Я уж было подумала, что сама Королева рожает, но только же Её Величество была на виду... Хотя, и эта барышня должна была бы отсвечивать на турнирах да на раутах. А может больной сказывалась. А может уединилась, и прибыла только на роды.
Лира внимательно посмотрела на принцессу, понятия не имея, как ей пригодится то, что рассказывает повитуха - но нутром чуяла, что нужно продолжать эту совсем не светскую беседу.
- Я ходила принимать роды не в замок, а через тайный ход по катакомбам. Знаете же, что мы связаны с кое-какими постройками в городе чем-то вроде подземных пасетто?...

+2

8

Ширму? Катарина, воткнув иглу в ткань, зябко потерла руки. Ширма могла означать, что лицо дамы Лира могла узнать. Или оно ей было знакомо. Или... Или его никто не должен был видеть. Потому что никому не следовало знать, что дама беременна и разродилась.
- Я слышала, что под городом есть еще один город, подземный, - голос инфанты прозвучал равнодушно: личность роженицы была ей куда интереснее, чем тайны города, хотя она отметила для себя, что стоит порасспросить Лиру насчет этих катакомб. Потом.
- Но Вы наверное узнали бы голос, будь это одна из Ваших клиенток, - вздохнув, Катарина повернулась к камину, протянула руки к огню. Голос... забавно, право... Лира приметлива и умна, узнай она даже кого-то из слуг, знала бы и имя дамы. Хотя... кто знает, может и знает... просто это стоит дороже. Но за такие секреты Катарина никогда не отказывалась заплатить.
- Ширма, подземные ходы... - не слишком ли много хлопот ради дамы не королевской крови. А если... Всевышний, как же она сразу не подумала! Катарина едва не охнула, сжав кулаки так, что ногти впились в ладони. Королевская кровь! Кто из троих? Отец? Братья? Стала бы матушка покрывать грех любимого мужа? Несомненно. Но особого уныния в королеве Каролина в последнее время не замечала. Разве что матушка отличалась редкостной выдержкой и столь же редкостным мягким нравом. Или все же один из братьев? Вильгельм, будучи мужчиной свободным, был свободен грешить. Но при том он был человеком справедливым, и скорее платил бы младенцу содержание, чем отправил в дом призрения. Но не в том случае, если мать его бастарда - дама знатная и замужняя.
- Сколько тайн, чтобы произвести на свет ребенка. Так она его даже не увидела, несчастная?..

+1

9

[nick]Лира-Сороконожка[/nick][status]Как рожу - так скажу.[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2y8fk.jpg[/icon][info]Придворная повитуха[/info]Лира, сделав ещё глоточек вина, усмехнулась. Сделала она это очень спокойно, без фамильярности и без показушного знания того, что не доступно инфанте - пока не доступно. Но, как известно, золото животворящее творит чудеса.
- Под городом тоже есть жизнь, инфанта. Впрочем, в городе тоже не одна и не две жизни, а куда больше. Думаю, вы догадываетесь о том, кто конкретно имеет второе лицо...
Вот, например, дети герцогов имели по несколько бастардов. По свету ходило очень, очень много Нордов, Бэйсэнджей и Браганса, о которых никто и не подозревал. Роды никогда не прерываются - формально, конечно, Вельфы на троне, но где-нибудь можно и Трастамара найти. Маленького, черноокого пра-пра-пра, который и не знает, на какие богатства может претендовать, имей он хоть чуточку ума и доказательств. И магической поддержки...
А ещё был Фердинанд ап Валор. И Вильгельм ап Валор. О, этим двоим на том свете не грозит райский сад за воздержание. Правда, Лира об этом никому не скажет - потому что у неё пять детей, и их будет просто некому кормить, когда в реке найдут тело Лиры-Сороконожки. Умной молчаливой акушерки Лиры, надо сказать.
- Ей сказали, что она обо всём узнает в своё время. В этой связи я очень волнуюсь за жизнь Её Высочества эрцгерцогини.
Больше Лира не сказала ничего, уткнувшись в свою кружку. Последнюю фразу она произнесла тихим шёпотом.

+1

10

Золотые искры плясали в прозрачном взгляде инфанты, устремленном в огонь. Розоватые блики румянили кожу, зажигали красным золотом распущенные волосы, вспыхивали в алом мехе горной лисы. Сейчас ее, позлащенную пламенем, протянувшую руки к огню, поставившую ножку в вышитой золотом туфельке на решетку камина, поэт мог бы сравнить с Эсклармондой, легендарной королевой саламандр. Но, к счастью, поэтов в комнате не было, а подозревать Лиру в чем-то подобном не приходилось. Обе женщины пребывали в молчании. Слышала ли инфанта последние слова собеседницы?
- Да благословит Высший Ваше доброе сердце, Лира, но волноваться не о чем, - оказывается, слышала, но, кажется, поняла иначе, - если бы вокруг мадам Гвиневры меньше суетились, уверена, она чувствовала бы себя куда лучше, - теперь инфанта смотрела на Лиру - спокойно, непроницаемо, - полные покои женщин, и все крутятся подле с восклицаниями, охами и ахами... этот птичий двор любую с ума сведет... - в ничего не значащих словах таилась тысяча вопросов. Нет, Катарина не надеялась, что Лира может ответить хотя бы на пару из них. Но вдруг... Она снова взглянула на огонь, спрятала руки в рукава.
Нет, не зря Лира вдруг упомянула эрцгерцогиню. Появление ребенка могло угрожать Гвиневре? Да, но лишь в том случае, если его мать была персоной более значимой, чем девки, с которыми обычно развлекался ее брат. В таком случае, то дитя, что появилось сегодня... Бастард, родившийся раньше младенца, которого носит Гвиневра. Который еще даже не родился. Пальцы до боли впились в ладони. Нет! Гвиневра, милая, тихая Гвиневра должна была остаться на своем месте. Лучшей супруги брату и желать нельзя.
- Но, говорят, есть знаки, дурные для беременных... - теперь инфанта взглянула на Лиру вопросительно, - может, есть какая-нибудь благочестивая женщина, что разбирается в таких вещах, знает, какую молитву и как следует вознести?.. Или какой оберег купить... Я бы охотно приобрела такую вещицу для невестки...
Лучшим оберегом была бы дополнительная информация, и Катарина готова была за нее заплатить.

+1


Вы здесь » Chronicles of Valoria: Malum discordiae » Прошлое » Audi et tace [3 марта 735 п.В.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC