Chronicles of Valoria: Malum discordiae

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chronicles of Valoria: Malum discordiae » Прошлое » Стоит только ступить на дорогу [22 мая 735 п.В.]


Стоит только ступить на дорогу [22 мая 735 п.В.]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Кто: Родриго Шимау де Варгас, Гвиневра эн Валор.
Когда: 22 мая 735 года п.В.
Где: Приёмная в покоях Её Высочества.
Краткое описание событий: Завязка приключений, забота о больных, просто дружеская беседа.

+2

2

Сегодня Родриго пребывал в приподнятом настроении. Собственно для неунывающего южанина, каким он виделся окружающим, да и себе, в не меньшей степени, такое было не в диковинку. Однако, нынче у него был повод. Он буквально подхватил Виллема оф Бергена, одного из многочисленных своих секретарей, и, не давая несчастному открыть рот, тащил его куда-то по коридору.
- И вот они вздумали окружать меня вдвоём! Вы представляете какие наглецы, дражайший мой Виллем. Но мы, разумеется не из тех кто пасует перед трудностями, не так ли?
- А... я... э! Да-да, совершенно точно, Ваше Сия...
- Вот то-то же! Я вынужден был отступить, и тогда они загнали меня в угол, - здесь ландграф сделал воистину театральную паузу. - А мне только того было и надо. Конечно они стали мешать друг-другу горько поплатились за свою самонадеянность, клянусь попутным ветром, в следующий раз они будут поумнее.
- Я э-это... рад за Ваше Сиятельство, но тут такое дело.
Разгорячённый Родриго тем временем подскочил к столу и наполовину осушил графин с вином. В своё время ландграф очень много пил с портовыми грузчиками и прочим морским людом, и такое количество разбавленного вина не произвело на него ровным счётом никакого впечатления.
- Что-то случилось? Уже нельзя и отлучиться на часок другой? - добродушно спросил Родриго, пока слуги меняли его камизу на свежую.
- Ничего особенного, просто вас желала видеть эрцгерцогиня Гвиневера по делу, которое вы распорядились отнести к "максимально перспективным".
- А, ого, ага! Давно?
- Я только что оттуда.
- Так надо торопиться, друг мой! Нас ждут далёкие горизонты!
Так Родриго ступил на путь приключений, доселе им ещё не хоженый. Путь который мог привести его к славе, Валорию к процветанию, а Их Величества к радости. А мог и зачахнуть как ручей в Ашшамси по полудню. Родриго вспомнил прекрасные ашшамсийские сады, подумалось скольких усилий они стоят. Пока голова думала, умелые руки слуг закончили приготовления распорядителя к тому, чтобы не стыдно было распоряжаться.
- Виллем, пойдёте со мной, будете всё записывать.
Он снова едва ли не подхватил своего помощника и направился в покои эрцгерцогини. Первым делом он поцеловал Гвиневру в щёчку, дыхнув несильным перегаром и концентрированным ароматом южных пряностей, затем извинился за опоздание, сославшись на неотложные дела, затем снова извинился за то что притащил с собой Виллема, которого охарактеризовал как "способного малого", при том, что он был на десять лет старше самого Родриго и лишь затем приготовился слушать "пташку".
- Значит ты всё-таки решила завести свою лечебницу? Уже выбрала район города?

+1

3

Почему-то Гвиневра именно перед встречей с Родриго нервничала больше всего. Наверное, именно он мог заметить ее нездоровую бледность и догадаться, что что-то не так. Она заламывала руки, искусывала губы и смотрелась в блеклое отражение в зеркале на стене. Новость о том, что эрцгерцогиня ждет ребенка уже прозвучала и улеглась, хотя в коридорах дворца постоянно звучало ее эхо. В отражении зеркала в кресле у стола, заваленного бумагами, сидела худенькая, ухоженная девушка, у которой еще не было видно намечающегося живота. Светлую кожу подчеркивал цвет темно-синего, холодного платья. Его нужно обязательно поменять на что-то другое. Глазища на пол лица. Бледность и недомогание - все говорят, что это пройдет, что это нормально. Так будущее дитя дает знать, что оно пришел в этот мир. Гвин вымученно улыбнулась сама себе. Затем театрально нахмурила лоб, но вид от того у нее не стал серьезнее и внушительней. Она не выдержала и уже искренне рассмеялась. Нет, если она начнет притворяться, тогда Родриго, как старый охотничий пес, сразу почует подвох. Скорее даже лис, который умеет улизнуть в свою нору от любой ищейки. Но это к делу не относится. Лучшее оружие в данном случае будет - искренность. Видеть его хотелось ужасно. Казалось, одним только присутствием Родриго разгонит тучи, сгустившиеся над ее головой. Лечебница - это маленький шанс на свободу. И она просто обязана его себе отвоевать, для себя, ни для чего-то еще, только лишь для возможности бывать где-то в не дома, вне званых приемов, подальше от разговоров о будущем наследнике. Интуиция подсказывала ей не останавливаться. Гвиневра встала и прошлась по комнате. Обратила внимание, что у нее мелко дрожат руки, и сжала их в кулачки, растерла щеки. На столе лежало недописанное сестре Селин письмо. Та умоляет ее вернуться в родовой замок. Гвиневра не допишет сегодня письмо. Ни сегодня, ни завтра. Она не приедет. И не напишет, пока не найдет достойный отказ. Ну, где же Родриго?
Гвиневра уже представляла как распахиваются двери, она бежит ему навстречу, как делала в детстве, и виснет на шее. От этой мысленной картины эрцгерцогиня улыбнулась, представляя себя болтающуюся на шее королевского распорядителя и подрыгивающую ножками под длинным шлейфом строгого платья. Ах, если бы это было возможно.
- Его Сиятельство... - начала было служанка, но эрцгерцогиня, сгорая от нетерпения, перебила ее и велела пустить, а заодно принести прохлаждающие напитки. Та скрылась, а через мгновение появился Родриго, но не один. Недовольная этим фактом, Гвиневра сдержала детский порыв обнять его, покосившись на вездесущего его помощника. Что ж, если тот доверяет этой весьма своеобразной персоне, то она тоже попытается. Но в меру. По крайней мере теперь точно не выйдет подрыгать ножками.
Легкий запах алкогольного амбре напомнил эрцгерцогине о том, что ее только недавно и очень сильно мутило, но то обаяние и сила, которые принес с собой Родриго, едва ему стоило зайти в ее покои, отменили любое недомогание разом. Она улыбалась ему из под ресниц, при этом немного и вполне привычно сдерживая свои эмоции, прекрасно помня, что они не одни.
- Все так, разлюбезный Родриго, - чинно кивнула она ему, едва сдерживая азарт, который пылал в ее поблескивающих от предвкушения глазках. Скольких усилий ей стоило не спеша подойти к столу, вежливым жестом предлагая присесть, взять карту и показать ее другу. И все это с изяществом и благородством, достойным принцессы. И только в глазах ее плясали веселые демонята.
- Высший велел нам заботиться о ближних. Особенно, если они в том нуждаются, - она бросила осторожный взгляд на свидетеля их разговора. На карте было отмечено место. К ней эрцгерцогиня приложила чертеж, расписанный на бумаге, какие-то документы и свитки, по которым у Родриго картина сложилась бы наиболее полной. В какой-то момент передачи бумаг из рук в руки ей даже удалось пожать Родриго за локоток и тем незаметно ему дать понять как же сильно она рада его видеть. Смотрела на него, затаив дыхание, потемневшими глазами наивного олененка, ожидая вердикт, когда в дверь постучали, и вошла служанка с подносом, полным фруктов, воды и ею же разбавленного вина. При служанке эрцгерцогиня незаметно так напряглась. Та же смерила госпожу глазами с таким ощущением, словно могла видеть сквозь платье, в особенности задержав взгляд на ее животе и положении рук. Явно побежит кому-то докладывать. О, Высший! Оставили эрцгерцогию одну, и она после этого осталась жива! Как так?
Невозможно. Служанка молча разлила напитки. В комнате повисла гнетущая тишина.
- Может быть Ваше Высочество...
- Нет, ничего, идите, - спокойно ответила той эрцгерцогиня, при этом даже не посмотрев в ее сторону. Все ее взгляды были отданы одному Родриго. Пусть не думают, что беспокойство о ее самочувствии дает им право контролировать ее на каждом шагу. Понятно же, что конкретно эту приставили к ней наблюдать. Пускай. Но сейчас у нее Шимау, так что подождет она со своими докладами. Служанка поклонилась и шустро вышла, напоследок пройдясь цепким взглядом по Виллему, да таким, будто он был в тайном сговоре с преступниками и намеревался, как минимум, похитить принцессу.
- Ну что? - ответила Гвиневра, машинально взяв со стола румяное яблоко. Не чищенное, не резаное, все как она любит. И только их и может есть в последнее время. Саму то мутило да еще как, а вот желудок обеспокоенно и голодно заурчал. Гвиневра, не смотря на бледность, сумела смущенно порозоветь щеками. И руки опустила, в которых все еще держала яблоко.
- Что скажешь? - в голосе ее прозвучала тихая, затаенная надежда. Она взяла кубок с водой, в который ей не добавили даже и капли вина, и сделала небольшой глоток, хотя, судя по состоянию, была не прочь осушить его разом.

Отредактировано Гвиневра эн Валор (2017-10-26 23:03:52)

+1

4

Милая Птаха похоже извелась в ожидании дяди-Родриго, но стоило ему переступить порог, как тут же она начала суетиться. Решительно нельзя заставлять человека сидеть без дела! Пожалуй, ему следовало бы поговорить с мужем Гвиневры, чтобы тот пристроил её к какому-то занятию, чуть более интересному, чем изучение своего самочувствия. В конце-концов она беременна, а не при смерти. Например пусть займётся подбором слуг. Распорядитель недовольно осмотрел приставленную к эрцгерцогине служанку. Конечно он почувствовал, что она не нравится его маленькой подруге и тут же начал искать к чему бы придраться.
- Ты. Во-первых, почему воротник не по фасону? Слуги при дворе не для разврата, а для служения заветам Пятой книги самого Высшего, во-вторых, тебе не разрешали поднимать глаза на хозяйку, и те более говорить - заговорил он грозно, как разбуженный медведь, но как только удостоверился, что объект его агрессии поник и не смеет поднять взора, подмигнул Гниевре. - Ты у меня доиграешься, что тебя высекут на конюшне... Это не пиши! - рявкнул он Виллему, старательно всё протоколировавшему так, что он аж подскочил - высекут в назидание окружающим. А теперь пшла вон.
Как только служанка удалилась, Родриго с игривой улыбкой обернулся к Птице.
- Моя, когда была беременна в первый раз, тоже была бледная, как глубинная рыба. Я ужасно переживал и приставил к ней служанку, наблюдать что да как. Так то была толстушка хохотушка, которая рожала семь раз, они просмеялись всю беременность и даже не заметили, как моя и родила. Надо заняться кадрами, раз уж я тут распорядитель - сокрушённо покачал головой ландграф. - И гардины здесь надо сменить, что-то они унылые, какие-то.
Он опустил взгляд на план города, любовно и усердно перерисованный Гвиневрой с кадастровой книги.
- На посмотри - он передал план Виллему. Родриго специально избегал всяких вопросов о самочувствии подруги, понимая, что её и без него наверно замучили с этим все кому не лень. Вместо этого он снова вернулся к делам:
- Первым дело надо определиться - будет ли наш госпиталь приносить доход. Построим ближе к богатым кварталам и потекут к нам деньги, а к бедным и деньги потекут от нас... Я против доходов! Давай лучше тратить, но нужно и учесть вопросы безопасности, чтобы это была лечебница, а не притон. Мне доводилось бывать в притонах, так вот их можно оборудовать из всего, например из церкви. Да-да. Бандиты тоже люди верующие, потому в порту МАкнес-Маддины тоже была церковь Змия и Огня. Как мне объяснили местные в их церкви змий может быть только зелёным, а под огнём имеется в виду огненная вода. Так вот там все чинно собирались на молитву, минут пять слушали местного священника, а потом принимались делить барыши, размышлять где и чем поживиться, кто девок тискал, кто пил вино или что покрепче прямо из горлышка бутыли. А схватить их там не могли: территория церкви священна, там нельзя оружием размахивать и драки устраивать, видите ли. Вот такие пироги. Хорошая была у них идея, да сами всё и загубили... устроили пожар по пьяни и спалили церковь свою дотла. В общем нам таких приключений не надо. В городе места не много. Всюду ютятся хижины или дворцы, а больше ремесленные дома-лавки. Потому... есть у меня одна идея. Но это надо поехать и вместе посмотреть. Ты как насчёт покататься?
Получив от эрцгерцогини ответ Родриго двинулся в свои покои распорядиться о подготовке всего необходимого к их выезду, любезно распрощавшись с железной Птицей из золотой клетки.

Отредактировано Родриго Шимау де Варгас (2017-10-27 08:30:48)

+1

5

Чтобы не засмеяться, принцесса опускала глаза и вообще делала вид, что все происходящее - буднично и привычно. В некоторой степени ей даже стало жаль слишком рьяно выполнявшую свои обязанности служанку. Она бы не смогла так элегантно ее отпесочить и поставить на место, как сделал Родриго, но себя было жальче, и потом, Мэриам действительно уже задушила ее своею опекой. Заметив как вздрогнул Виллем, Гвиневра невольно улыбнулась, сделав вид, что яблоко в руке интересует ее больше, чем реакция помощника распорядителя, а улыбка - лишь дань приятной беседе со старым другом и к помощнику не имеет никакого отношения. Впрочем, Родриго то все понимал и игриво скалился, так по-пиратски, задорно, подначивая ее, что эрцгерцогиня не могла не ответить ему, понимающе и благодарно глянув в глаза.
Но на этом сюрпризы не заканчивались, и у Гвендолин появилось ощущение, что ей все еще лет десять и она открывает подарки в дни святых Гвендолин и Эрберта в декабре, которые все не заканчиваются и не заканчиваются. Она давно научилась радоваться мелочам. Родриго же мелочью никак назвать было нельзя. Веселый и большой, он не оставлял места унынию и грусти, вытесняя собой все дурные мысли. Он так забавно говорил про дурацкие гардины, что у Гвиневры защемило сердце. От нежности к этому большому и наверняка безумному человеку. Никто не осмеливался вести себя так как он. И даже в присутствии короля он как-то по-особенному гнул спину, с таким достоинством, словно сам правил большим королевством, а поклоны бил при дворе только из уважения и из-за большого расположения. Так мог поклониться король, но никак не бывший пират. В попытках обуздать неожиданно навалившиеся эмоции, Гвиневра трогательно прикусила губу, чувствуя, что еще немного и, наверное, даже попробует расплакаться. По-хорошему так, с нервными похихикиваниями на плече Родриго и шмыганьем носа в его одежду. А ведь так хотелось! Удивительные ощущения. Вроде бы ты, а вроде бы и нет: так сильно и странно влияет на настроение новое положение. Только что она смеялась, а вот уже хочет рыдать навзрыд. С тем и с другим Гвиневра умела справляться, приструнив себя и не позволив расклеиться, а потом Родриго так умело ее отвлек от собственных невеселых мыслей, рассказывая о Церкви Змия и Огня, о которой Гвиневра слыхом не слыхивала, что она позабыла обо всем другом, только изредка что-то переспрашивая или уточняя, мысленно уже находясь далеко и представляя себе эти лица, пожар и дела, которые проворачивали бандиты.
- Я думаю, что прогулка сейчас будет очень кстати, - совершенно спокойно и ровно проговорила Гвиневра, но по блеску ее возбужденных глаз можно было понять, что она очень счастлива этому предложению, и если бы не помощник распорядителя, уже расцеловала бы Родриго в обе щеки.
Долгие сборы, суетливые, сопровождаемые охами и ахами ее окружения, слуг и охраны. Выйдя к крыльцу в сопровождении мамок и нянек, Гвиневра наблюдала картину как в одну из карет набивается целая процессия из дам и слуг с припасами, как минимум на пол года, чтобы сопровождать ее на прогулку в город. Отговорить их не удалось.
- Вот удивится Родриго, - проговорила она, перехватив знакомый взгляд и направившись прямиком к нему, но без суеты, спокойно и тихо. Она успела сменить платье, но на улице было для поздней весны очень даже неплохо. Карета с ее сопровождением только что не трещала по швам. Двое охранников пристроились следом за повозкой на лошадях, а сама эрцгерцогиня пожелала отправиться вместе с королевским распорядителем, чтобы в пути, не теряя времени, обсудить дела.
- Чудесная погода сегодня, - улыбнулась принцесса, разглядывая ту повозку, в которой все никак не могли устроиться дамы с прислугой, - Как чудесно, что не только мы обратили на это внимание, решив прогуляться, - принцесса вздохнула, - Может быть, они нас нагонят в городе? Так не хотелось бы потерять драгоценное время, милый Родриго. Я знаю, что ты очень занятой человек, и у тебя еще наверняка сегодня есть дела. Не хотелось бы тебя задержать.
Если перевести на простой и понятный язык, то прозвучало бы как "Уходим? Пока они не очухались и нас не нагнали! А еще лучше - потерять их совсем!". И Гвинерва протянула Родриго руку, ослепительно улыбаясь. В любом случае этот день уже стал особенным для нее.

+1

6

Ландргафа нарядили в его походное одеяние, не чуть не менее богатое и роскошное, но много более практичное и прочное, нежели то, что он одевал при дворе. Гербовые цвета были подобраны не трастамарские, как он обыкновенно носил, а королевские, что подчёркивало его принадлежность к официальным властям и делало его визит в город административным мероприятием, а не частной поездкой. Родриго велел подать экипаж. Экипажей у него было несколько, на разные случаи, в этот раз он воспользовался наиболее официальным из них.
- Виллем, передайте любым посетителям, что я убыл сопроводить Её Высочества для рекогносцировки места под лечебницу.
С этими словами он напялил на голову широкополую шляпу с ворохом перьев, делавшую его похожим на пирата и одновременно цыганского барона, и с чувством полного удовлетворения двинулся на встречу эрцгерцогине.
Снаружи его ожидала картина достойная кисти Диего де Санамири, прославленного брагансского живописца: пять дам с двенадцатью слугами пытались вместиться в восьмиместную карету. Одна из них была старшей фрейлиной, другая церимонимейстершей, третья дочерью Королевского Конюшего, четвёртая баронессой эн Торио, пятая просто отличалась скверным характером. Каждая считала своим священнейшим долгом сопроводить Гвиневру в её путешествии, так как это была редкая возможность выслужиться перед Её Высочеством и получить некие преференции. Какие именно, они понимали плохо, но когда им это мешало.
- Дорогу дамы, мы спешим.
- Ну уж нет, это мы опаздываем!
- Вы обе задерживаете эрцгерцогиню. Пропустите же нас.
- Ваш род не достоин сопровождать представителя Валорингов, милочка.
- Это зазнайство у вас наследственное, как и эта губа...
- Ахххх... вот как заговорила внучка бастарда.
- Я обязана сопровождать Её Высочество по должности! Дорогу!
- Это я обязана. Я - старшая фрейлина.
- Заткнитесь, дуры, я уже залезла.
- Ахххх...
Конечно Королевский Распорядитель мог бы проявить свою власть и здесь, но Родриго уже лично наводил сегодня порядок среди слуг и не хотел повторяться, к тому же теперь это были благородные дамы. Вместо этого он подозвал жестом стражника и коротко бросил - Убрать... Вежливо.
- Будет исполнено.
В этот момент рядом с ландграфом появилась его маленькая подруга, настроение которой улучшилось настолько, что перепалка её подчинённых не вызвала у неё ни капли уныния, а казалось наоборот придала девушке и её ребёнку сил. Она оделась тепло, строго по погоде, Родриго отметил стройность линий её одежды, не подчёркивающих при этом живот, но и не скрывающих его. Надо наградить портного, хоть кто-о делает свою работу хорошо.
- Моя первейшая обязанность, Птица, хранить покой и заботиться о комфорте августейшего семейства, даже если речь идёт о комфорте душевном. Прошу.
И он, с поклоном, весьма, при его габаритах, презабавном, распахнул перед Гвиневрой двери его экипажа. Экипаж внутри оказался просторным и светлым, с небольшим столом, в котором имелись пазы для хранения письменных принадлежностей. Впрочем, когда в него поднялся сам Родриго ощущение простора сменилось теснотой.
Они взяли курс на ворота верхнего города.
- Эххх Птица, Птица. Когда же ты уже начнёшь всех их строить, они же вьют из тебя верёвки, разрази меня гром! Если бы моя команда вела себя как эти женщины, мы бы до сих пор не вышли бы из гавани, Господь - свидетель.

+1

7

пост совместно с Родриго

- Родриго, - легко вздохнула эргерцогиня, скромно умалчивая о других, более реальных препятствиях для того, чтобы начать "строить" придворных дам, - Для корабельной команды они, безусловно, не будут годны. Но ты вспомни как мило, бывает, лепечет о своем женихе дочь Королевского Конюшего. Она сильно преобразилась и похорошела. Именно ее усилиями лорд Фланкер стал улыбчивее и добрее. Раньше среди стражников о нем ходили жуткие слухи. А старшая фрейлина обладает удивительным голосом. Когда не ругается, конечно, - Гвиневра лукаво улыбалась, наблюдая за реакцией ландграфа, - Тебе непременно нужно послушать как она поет. Это никак не вяжется с ее образом, но создается ощущение, что в этом ее умении присутствует воля Высшего, не меньше. А баронесса эн Торио не спала целую ночь и сидела у моей постели, читая мне книги, самолично меняя повязки, когда я занемогла в первый раз. Заметь, она могла бы приказать это фрейлинам, слугам или докторам, - Гвин осеклась, жалея, что развила тему в таком направлении. Ну зачем Родриго все эти подробности?

Честно говоря, Родриго не помнил, как лепечет дочь Королевского Конюшего и вряд ли слышал этот лепет хоть раз, но Птица рассказывала о нём так здорово и с таким воодушевлением, что, пожалуй, большего и не требовалось, для того чтобы представить себе, как леди Мелисса заламывая руки и закатывая глазки мечтательно говорит, говорит и говорит о предмете своей симпатии. Ну а когда Гвиневра рассказывала о своей старшей фрейлине, Родриго не мог сдержать улыбки, особенно же смеялись его чёрные, полные жизни глаза.
- Ну такое прослушивание не мудрено устроить, хотя… публичное пение не вполне достойное занятие для знатной дамы… впрочем если она и её супруг не возражают… а ладно, во мне слишком много распорядителя. И вообще слишком много - Родриго покосился на свой живот. Впрочем над излишним весом он никогда не комплексовал, даже напротив, считал его… ну наверное признаком состоявшегося в жизни человека.
- Про баронессу да, это история известная. Но такой друг пригодился бы и в моей корабельной команде, это уж видит Высший!

+1

8

Пост совместно с Гвиневрой эн Валор
Гвиневра проследила за его взглядом и только тогда поняла, о чем именно говорил Родриго.
- Знаешь, мне всегда тебя будет мало, - улыбнулась она, стараясь не рассмеяться над такой важной темой как живот Родриго, - Как распорядителя и как друга, - и при этом не слукавила ни единым словом: Родриго ей нравился таким, каким он был, целиком и полностью. Некоторые придворные щеголи могли бы многому у него поучиться. Жаль, что не все это понимали.
- Прости, но баронессу я тебе не отдам. На твоем корабле ее научат ругаться, ходить в мужских панталонах и напевать пиратские песни. И не говори, что твоя команда этим не занимается, - Гвиневра все-таки не выдержала и рассмеялась, представляя строгую баронессу эн Торио на палубе корабля. Не станет же она посвящать Родриго в то, что в этой своей заботе и стремлении соблюдать всевозможные правила, баронесса ужасно порой утомляет. А если она попадет к нему на корабль, то в скором времени не она станет вести себя как матрос, а вся его команда оденется в рюши, начнет отбивать друг-другу поклоны и читать перед сном выдержки из Династической книги, Правил хорошего тона для дам и многих других, заучивая их наизусть. Нет, так жестоко подставить Родриго она не могла, хотя ревностно соблюдающая правила баронесса наверняка с удовольствием кого-нибудь повоспитывала бы. Культура жестов, положение каждого пальчика. Обо всем этом Ее благородие пеклась особенно рьяно.
Взгляд Гвиневры метнулся к окну, за которым еще не отцвели деревья, пышными, белыми кронами украшая городские пейзажи.
Повозка наехала на камень и ее хорошенько тряхнуло. Гвиневра схватилась рукой за первую попавшуюся опору -  коленку ландграфа и слегка побледнела.
- О, а я еще хотела уговорить тебя прокатиться верхом, - выжала из себя ободряющую улыбку, которая должна была успокоить ее спутника, и убрала руку. Бледность эрцгерцогини в считанные мгновения превысила все допустимые нормы. Она пошатнулась и закрыла глаза, откидываясь назад.
- Все в порядке. Все хорошо.
_______________________________________________________
- Ну хорошо что женщин не берут в команду корабля, а то, видит Высший украл бы я баронессу и увёз за моря и океаны. Насчёт того ругается ли моя команда - это, конечно же, неправда! Они не то что ругаются, я сам ругаюсь как портовый грузчик, когда увижу волну, что твоя колокольня. Но в спокойной обстановке вполне пристойные люди давно порвавшие с разбойным прошлым. А вот что действительно не вызывает сомнений, так это то, что все на корабле носят мужские панталоны.
Тут Родриго, разумеется, лукавил, так как многие из его кораблей и теперь могли оказаться как в качестве добычи, так и в качестве охотника. Да и матросы отнюдь не всегда отличались красноречием. Впрочем, кого это интересовало, когда речь заходила о море… Зелёные и лазурные валы с белыми кружевами пены, окатывали борта корабля, заливали его обитателей тучей мелких серебристых брызг. Туча, чёрная как смоль и высокая как горный хребет была ещё далеко впереди, и должна была ещё вырасти, заслонить собой небо и заполнить всю жизнь и внимание экипажа. Но сейчас, в этот миг перед бурей, было только веселье, нервозность и бесконечная красота океана.
Карету тряхнуло, и Родриго потерял тот образ, который быть может особенно точно передавал всю суть текущего момента истории. Он повернулся к собеседнице и чуть не подскочил ещё раз...
- Боже Всевышний, где же хорошо? Эй, кучер, смотри куда едешь, каналья, а то можешь и не доехать!
На бедняжке совсем не было лица. Хорошо ей, ну вы видели?! Но с другой стороны… срок-то небольшой, вроде ничего быть не должно, на вид эрцгерцогиня здорова. Только что веселилась. Странно всё это. Надо приставить к ней кого-нибудь более смышлёного, чем баронесса и другие фрейлины.
- Так, всё, остановка.

Отредактировано Родриго Шимау де Варгас (2017-10-31 16:55:38)

+1

9

Пост совместно с Родриго Шимау де Варгас

Гвиневра с трудом, как сквозь толщу почти физически ощущаемого тумана, окутывающего ее, слышала гулкий голос. Внутри нее, царапая от головы до пяток, падали, скатываясь, колкие песчинки, тяжелые, злые, цепляясь за ее плоть маленькими, острыми коготками, похожие, как она видела в привезенных песочных часах. Удивительная конструкция, напоминавшая о скоротечности времени, которого у эрцгерцогини осталось совсем немного. С каждой песчинкой из нее уходила жизнь, напоминая о себе болезненными, выкручивающими суставы спазмами. Это уже случалось раньше, но каждый раз пугало до дрожи, будто вот он - последний раз, который она точно не выдержит. Лекарь в первый раз только пожал плечами, но потом, когда он интересовался о ее самочувствии снова, эрцгерцогиня не смогла сказать, что приступы не прекратились. Такие же внезапные, резкие, сбивающие с ног. Просто раньше все это случалось за закрытыми дверями ее спальни, без свидетелей, не как сейчас. И он ей поверил, решив, что это лишь побочный эффект ее особенного состояния. Ребенок, говорил он, оказывает на женщину весьма разное влияние в первые месяцы. Пусть так. Только страх потерять дитя никуда не делся, и Гвиневра предчувствовала беду. Здоровая и счастливая она была нужна всем, но стоило лишь заподозрить, что эрцгерцогиня больна и может не выносить наследника, как все изменится. О том, что произойдет, она была осведомлена хорошо.
Пережидая боль и стараясь унять охватившую ее панику, она слышала как Родриго решительно заговорил об остановке. На лице ее выступили бисеринки пота. Рукой она схватила Родриго за рукав, хотя если бы он захотел, то легко бы освободился.
- Пожалуйста, пожалуйста, - лепетала она, - Никто не должен узнать. Сейчас... - ей нужно было вздохнуть, потому что воздуха не хватало, - Сейчас это пройдет. Умоляю, никто не должен узнать, - теперь ее жизнь полностью зависит от того как поступит королевский распорядитель. Если хоть кто-нибудь увидит ее такой, слухи расползутся по дворцу со скоростью ветра.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------
- Езжай! - страшно рявкнул Родриго, и экипаж полетел будто лошади обратились в пегасов. - Птаха, что с тобой? Это… это не в первый раз? Зачем ты это скрываешь?
Родриго выглядел потерянным и немного потрясённым, да так оно, в общем-то и было. Несмотря на большой опыт по части беременности (его жена рожала трижды), он был далёк от этого вопроса настолько, насколько бушприт далёк от юта. Что делать, что это значит? Бедная Птица, зачем она это скрывает?

Отредактировано Гвиневра эн Валор (2017-11-03 20:56:52)

+1

10

Пост совместно с Гвиневрой эн Валор
Она позволила себе помедлить, только тонкие пальчики все еще сжимали рукав ландграфа хотя в том не было никакой необходимости. Она тонула в происходящем с ней кошмаре, а Родриго был тем, кто в этот момент не позволял ей потерять связь с реальностью. Какое-то время они проехали молча. Кажется, кружение отступило также внезапно, как и началось. Надкушенное яблоко снова спокойно улеглось в желудке, и Гвиневра разжала дрожащую руку, позволив себе опереться на плечо ландграфа. Ей не хотелось отнимать свою голову от него, словно за годы ничего и не изменилось, и она все та же девчонка, что с легкостью запрыгивала к Родриго на колени, сидела рядом с ним и даже иногда так и засыпала, пока он читал или занимался бумагами. Гвиневра в этот момент совершенно отчетливо ощутила, что подошла к какому-то краю во всей этой ситуации, за которой начинается что-то по-настоящему плохое. И поэтому ей был необходим кто-то, кто мог бы быть рядом и разделить с ней все то, что так мучает ее сейчас. Она сдержала слезы, и, потирая виски, выпрямилась, снова став похожа на эрцгерцогиню. Только бледная кожа и покрасневшие от невыплаканных слез глаза выдавали ее нынешнее состояние. Руки ее все еще мелко дрожали, но она уже не замечала этого, сжимая их в кулаки.
- Мне сказали, что ребенок может не выжить. Или родиться больным. Лекарь осматривал меня множество раз, но говорит, что все в порядке. Ничего не в порядке, Родриго, - она осмелилась поднять на него глаза, полные отчаяния и затаенного страха, долгого, изматывающего ее, - Это повторяется снова и снова. Если узнает Фердинанд, он сможет объявить о разводе. Если слухи дойдут до короля или королевы, то мне конец. Нам, - рука ее, вскользь скользнувшая по едва округлившемуся животу, поднялась к шее, и Гвиневра машинально потрогала подвеску.
- Я не хотела тебя напугать, прости меня, милый друг. Тебе лучше забыть обо всем, что ты видел, - она повернулась к нему, накрывая его руки своими, - Я верю, что все будет хорошо. Фердинанд нас не защитит, а королю нужен наследник. Любая болезнь будет воспринята как слабость, а я не имею права быть сейчас слабой.
Он мог почувствовать как дрожат ее руки. Он мог видеть ее уязвимость, ее слабость в конце-концов, которой только что стал свидетелем, но решительности в ее глазах все равно было больше.
- Знаешь, что бывает, когда я просто чихаю? - каждый из них понимал, что она просто хочет увести тему разговора в сторону, но Гвиневра отчаянно усмехнулась, лихорадочно поблескивая глазами, - Собираются все. Докладывают королеве. Проводят осмотры, зовут повитух, нянек, магов и фрейлин. А потом запрещают мне выходить из комнаты. Если я при них упаду без чувств, меня запрут во дворце навсегда.
________________________________________________________________________
-Пфффф… Нельзя же так пугать, моя принцесса - усмехнулся Родриго. - Почему бы тебе сразу не сказать мне? Я найду специалиста, который посмотрит тебя, что называется, инкогнито и никому ничего не скажет. Конечно, это может вызвать сплетни, но не менее вероятно, что сплетни вызовет очередной приступ, не так ли?
Родриго ужасно переживал за здоровье эрцгерцогини и её ребёнка. Особенно за Птицу, которая была его подругой с того возраста, когда могла вот так же спокойно облокотиться на его плечо и заснуть. Маленький сурочек… Взгляд распорядителя, некогда пирата, стал нежным. Теперь ей, милому ребёнку, выпала судьба тащить на своих плечах тяготы государственной власти.
- Фердинанду нет смысла говорить о разводе до рождения ребёнка. А вдруг он разведётся, а ты родишь здорового крепкого богатыря, косая сажень в плечах, волевой подбородок и знаменитая осанка Валорингов. Ребёнок этот зачат в законном браке, а повод для развода будет казаться надуманным произволом. И не только казаться, а по моему глубочайшему убеждению, так оно и есть. Так что Птица, спи спокойно, пока ты беременна ты останешься эрцгерцогиней, а потом будет суп с морским котиком. - Родриго рассмеялся, хотя темы, которые поднимала его подруга были отнюдь не шуточными. Возможно, ему следовало бы поговорить с ней об этом, но… нет, не сейчас.
- А когда я чихаю… уууу однажды у нас пять матросов с перепугу за борт ухнуло, в другой раз лопнула рея, чтоб мне провалиться, если вру!

Отредактировано Родриго Шимау де Варгас (2017-11-02 22:30:01)

+1

11

Пост совместно с Родриго Шимау де Варгас

Никому ничего не скажет? Какой-то редкий вид специалистов. Наверняка. вымирающий. Впрочем, Родриго по крайней мере предлагал выход, хоть что-то. У Гвиневры не было даже этого. Доверие для нее было непозволительной роскошью. Но только не сегодня. И не в отношении ландграфа.
- Только если он будет слепым и глухим, - пожала плечами Гвиневра. Сомнения были написаны на ее лице. За любую ошибку придется дорого заплатить. Но это был Родриго. И, несмотря на откровенно угнетенное настроение, Гвиневра улыбнулась при мысли о сыне - здоровом богатыре, а потом плечи ее вздрогнули от едва сдерживаемого смешка. Все-таки даже в такой ситуации ему удалось ее отвлечь от печальных мыслей. Суп с морским котиком, - его любимое выражение. Хорошо было слушать как он смеется. Словно ничего плохого и не случилось. Может быть, так и есть? Может, это мандраж перед рождением малыша? Волевой подбородок, да, все будет именно так. Гвиневре казалось, что она уже видит того незнакомого, высокого мужчину, которым станет ее сын, но образ его то и дело перекликался с беспомощным и голым младенцем, что никак не вязалось с богатырем. По крайней мере пока. Сколько же лет пройдет, прежде чем он вырастет? Прежде чем на его лице начнут расти усы? Гвиневра покосилась на растительность, щедро украсившую лицо ландграфа, и поняла, что много, очень много лет. Но прежде она должна позаботиться о нем.
- Я верю тебе! - все-таки слабенько, но она рассмеялась, - Надеюсь, когда-нибудь я это увижу сама. То, как чихает королевский распорядитель! - она оживала, медленно, но уверенно, - Я сделаю все, что будет от меня зависеть, последую любым твоим советам. И буду благодарна за любую помощь. - последнее она уже сказала без смеха, только несколько смущенно.
________________________________________________________________________
Как ещё молода и наивна эта Птица. Родриго посмотрел на неё по-отечески. Эххх. В мире так много зла, много уродливого, причём не только внешне, но и в человеческой натуре. В том числе в натуре самых близких. Впрочем для того и есть мужчины, чтобы оберегать своих близких от всего того, что им не нужно знать и от тех чувств, что им не следует испытывать.
- В Ашшамсийском эмирате есть такая традиция: калечить людей, чтобы улучшить их природу. Звучит странно и мерзко - сказал он как-то отрешённо, будто вспоминал что-то - Но увы это так. В гареме эмира служат мужчины без мужественности, на галерах гребцы с отрубленными большими пальцами рук, чтобы не поднимали восстаний, а в знатных семьях служать особо доверенные слуги. У них нет языка. Так что, когда я сказал, что он никому ничего не расскажет, я не преувеличил ни на секунду. Но, знаешь, давай не будем на эту тему. Это совсем не так интересно, как кажется.
И они вернулись к шутливому разговору. Всё-таки хорошо, когда у тебя есть кто-то к кому ты всегда можешь просто прийти и поговорить, зная что тебя здесь понимают.
- Увидеть как я чихаю? - ландграф напрягся, сморщил нос и… не чихнул. - Не выходит, но ничего, если как-нибудь Ваше Высочество совершит визит на Север в Нортигэм, она тут же увидит как я много раз чихаю. Хотя… на это надо не смотреть, эту музыку сфер необходимо слушать, впрочем если вы меньше чем за милю, то слушать её просто напросто придётся.
И в этот момент экипаж остановился.
- Прошу, Ваше Высочество - сказал Родриго, одевая маску официальности. Как-никак они должны были предстать перед людьми. Но сами они в такие минуты людьми быть переставали, превращаясь в автоматоны - заводные игрушки исполняющие один и тот-же церемониальный спектакль - обряд высшей власти.
Они вышли в промежутке между стеной Верхнего Города и кварталами бедноты в Нижнем Городе. Перед ними предстало пепелище.
- Здесь была таверна. Неделю назад сгорела. Мы с его сиятельством Магистром Вотивы всё думали как бы её восстановить, но Ваша идея! Просто замечательна. Мы совместим таверну и лечебницу, так что она всегда будет иметь клиентов в лице усталых путников, которые естественно болеют от долгого пути, можно будет принимать там и больных горожан. Кроме того, здесь рядом всегда полно стражи охраняющей ворота. Раньше таверна была на хорошем счету. Ваше Высочество, что скажете?

Отредактировано Гвиневра эн Валор (2017-11-03 21:22:29)

+1

12

Пост совместно с Гвиневрой эн Валор
Смотреть как ландграф морщится в попытках чихнуть, было весьма забавно. Гвиневра даже поверила, что сейчас действительно услышит легендарный чих, ждала, затаив дыхание, но хитрый Родриго, как и когда-то в детстве, лишь хорошо играл на публику, тем более она у него сегодня была такая доверчивая и искренне обожающая все те его шуточки и словечки, которые он употреблял, когда они с эрцгерцогиней оставались наедине. В общем, Гвиневра разулыбалась, а когда речь зашла о поездке на Север, закономерно так заблестела глазками, хотя очень пыталась вести себя немного скромнее. Но ведь сердцу, которое бредило путешествиями, было не приказать.
- О, поверь мне, я поеду на Север только для того, чтобы услышать эту музыку. И на юг. Я просто обязана однажды побывать в эмирате, - хорошо говорить так, словно все это действительно возможно. Будто бы впереди у тебя долгая жизнь, в которой найдется место и для мечты.
Она кивнула Родриго, и двери открылись, окунув их двоих в запахи города, улиц и той весны, которая никогда не касалась стен ухоженного дворца. В них не было ничего сильно отталкивающего, но Гвиневра с жадностью впитывала в себя все новое, все то, что видела, отмечая оживление на другом конце улицы. Их карету заметили. Из-за угла здания выглядывала парочка мальчуганов.Окна на доме напротив слегка приоткрылись. Мимо прокатилась повозка, и сидящие на ней мужчина с женщиной, зашептав “эрцгерцогиня” принялись кланяться. Гвиневра смотрела уже в другую сторону, разглядывая черные головешки. Она никогда не видела место пожарища, никогда не бывала в этой части города, а дорожка мимо таверны вилась и вилась дальше мимо невысоких, покосившихся домиков. Там из-за угла за ними наблюдали дети, явно боясь подойти, а над их головами оцветала старая вишня. Очень хотелось пройти дальше, увидеть все. Узнать что там - за поворотом.
- Стража - это хорошо, - согласно кивнула она ландграфу, едва-едва, при этом сделала шаг вперед таким образом, что со стороны могли подумать, что королевский распорядитель и эрцгерцогиня очень медленно, но прогуливаются, обсуждая важные, государственные дела. Светлая головы мальчишек спрятались за углом. В груди у Гвиневры кольнуло острое разочарование, но через мгновение дети появились снова, хихикая и улыбаясь ей. Эрцгерцогиня отвела сразу глаза, чтобы не привлекать слишком много внимания к объектам своего наблюдения.
- Очень грамотно расположенное место, - еще несколько шагов, и это уже действительно походило на прогулку, - Думаю, что ваша идея совместить таверну и лечебницу весьма удачна, - Гвиневра посмотрела в ту сторону, откуда они приехали, но второй кареты к счастью не увидела.
- Главное, чтобы таверна продолжала оставаться на хорошем счету, - наверняка Гвиневра и понятия не имела, что такое по-настоящему жуткая забегаловка, но, читая книги и имея богатое воображение, она восприняла определение “на хорошем счету” как определенную репутацию и залог того, что по ночам больным людям удастся выспаться.
Гвиневра махнула мальчишкам рукой, чтобы они подошли, но из-за угла смело шагнул только один из них. Самый мелкий, чумазый и лохматый, лет семи, он смотрел на эрцгерцогиню как на настоящее чудо снизу вверх. Она же разглядывала мальчишку с не меньшим любопытством. Второй, матляя вихрастым чубом за углом старого дома, то выглядывал, то снова прятался, но подходить боялся.
- Подойди, - сказала Гвиневра, а мальчик, как будто бы не ожидая, что она заговорит, шарахнулся назад и, споткнувшись, шлепнулся на землю.
- Не нужно меня бояться, - и эрцгерцогиня, позабыв обо всем, решительно направилась к мальчишке. Тот перевернулся ужом, прополз на четвереньках и скрылся, сверкая пятками, за углом, там, где уже прятался его дружок. Гвиневра улыбнулась Родриго и пошла за ним.
- Все в порядке, это же только дети.
Стоило им только завернуть за угол, как их окружили со всех сторон. Это было неожиданно. Прямо перед ними стояла и виновато кланялась женщина, держащая за руки тех самых мальчиков. Она время от времени дергала ребятишек за рукава, чтобы они тоже поспешили согнуть спину, но те делали это не шибко старательно, а просто пялились во все глаза на Родриго и его одежды: теперь он интересовал их больше. С другой стороны к Гвиневре подошли еще несколько женщин, не веря своим глазам и неловко приветствуя. Какая-то бабулька, кряхтя, согнулась чуть ли не пополам и, несмотря на то, что все шушукались, произнесла это вслух:
- О-ти, настоящая принцесса с лордом пожаловали!
- Простите ее, Ваше Высочество, - вперед выскочил молодой мужчина, довольно прилично одетый на фоне всех остальных, и закрыл старенькую мать собой, поклонившись, - Ваше Сиятельство! Моя мать слишком слепа и стара.
Из дверей дома вывалилась еще пара семейств от мала до велика и все они желали посмотреть на принцессу. Гвиневра относилась к происходящему очень спокойно. Она улыбалась, приветствовала и протягивала руки, разрешая себя коснуться, а люди смелели и улыбались в ответ.
- Может быть, я и стара, но не слепа настолько, чтобы не заметить Ее Высочество, - ворчала на сына старуха, стараясь разглядеть что-то из-за его плеча, - Отыдь!.
- Принцесса, принцесса, - доносилось со всех сторон. Грубые лица смягчались, глаза теплели, потрескавшиеся губы растягивались в улыбках, обнажая щели в зубах или их отсутствие. Гвиневра посмотрела на Родриго, мол, видишь? Это было так, словно ей подчинился дикий и страшный зверь, про которого ходят ужасные слухи. Она касалась его и гладила, улыбаясь. А на головы стоящих людей сыпала белыми лепестками вишня, потревоженная ветерком, как снегом устилая землю и пряча от глаз огрехи дороги.
_______________________________________________________________________
Собственно Королевский Распорядитель и не сомневался в том, что Гвиневра одобрит его идею. Обстоятельства сходились как нельзя лучше для того, чтобы построить здесь лечебницу, как она того желала.
Они очутились в районе ремесленников и зажиточных лавочников Вотивы. Здесь на мощёных деревом улочках жили вполне состоявшиеся и благопристойные граждане, а в королевстве не было серьёзных, да и несерьёзных потрясений уже много лет. Преступность в столице практически сошла на нет, особенно в таких спокойных кварталах, но соблазн утащить кусочек принцессы был всегда.
Суеверные мещане верили в то, что одно лишь прикосновение к коронованной особе способно исцелить любые болезни или принести счастье, удачу, богатство и т.д. Ничего странного, ведь аристократы выглядели лучше и жили дольше. Этой старухе, быть может нет и сорока лет.
Впрочем, Родриго был спокоен, так как всё происходящее имело место в шаге от ворот и под бдительным надзором стражников со стены, разделявшей Верхний и Нижний город.
Чтож, если Птица получит взбучку… это будет для неё хорошим уроком.
Меж тем эрцгерцогиня окончательно отвлеклась от будущей стройплощадки и двинулась в гущу толпы, пока ещё, миролюбивой. Часть собравшихся даже переключили свой внимание на него. Родриго обернулся к стене и махнул стражникам платком. Оттуда взмахнули рукой в ответ. Пора вытаскивать птицу из силка, в котором не сложно завязнуть.
И в этот самый момент из толпы вперёд протиснулась некая пожилая дама, а вернее бабка, так как в отсутствии у неё благородного происхождения можно было не сомневаться.
- Роднаяяяя - заголосила она. - Порча на тебе ненагляднаяяяяя. А позолоти ручку, всю правду узнаеееешь.

Отредактировано Родриго Шимау де Варгас (2017-11-03 22:13:26)

+1

13

Пост совместно с Родриго Шимау де Варгас

Гвиневра посмотрела на старуху и вежливо улыбнулась.
- Высший бы такого не допустил, - она наклонилась к совсем маленьким детям, протиснувшимся к ней сквозь плотно обступившую эрцгерцогиню толпу, и погладила их по голове, -  Он заботится о нас и оберегает от любой скверны, - дети ей были намного интереснее бредней какой-то женщины. Совсем еще малыши, они держались за юбку эрцгерцогини, чтобы не завалиться, видимо, совсем недавно научившись ходить. Такие милые, что у Гвиневры перехватило дыхание.
- Но я дам тебе монетку, добрая женщина, - она улыбалась и явно находилась под впечатлением от увиденного, - Чтобы ты смогла сходить в храм и помолиться Высшему. Что? - старуха перехватила ее руку с монеткой и подошла ближе, уставившись на нее то ли с ужасом, то ли в восторгом. Нет, точно старая, потерявшая разум женщина. Монета в руке как будто бы даже не интересовала ее.
- Что ты там видишь? Кроме руки, конечно, - Гвиневра вдруг подумала, что, возможно, именно таких людям в ее лечебнице однажды станут помогать. Возможно, это сама судьба привела ее сюда, - Родриго, - повернулась Гвиневра и через людей попыталась разглядеть лицо друга, - Я нашла женщину, которая умеет читать по руке. Как думаешь, Его Величество захотел бы узнать о будущем королевства и взять ее на работу при дворе?
- На работу при дворе? - кто-то не понял, что принцесса шутит и восторженно заохал.
- По-моему очень удобно, - продолжила улыбаясь Гвиневра, -  Едут послы, а ты попросил почитать по руке и знаешь, что им предложить. И все довольны. Это очень ценный дар, уважаемая. Многие захотели бы вас заполучить, чтобы узнать свое будущее. Если, конечно, все это правда.
- Что она там видит? Говори же, не томи! - послышалось из толпы.
Кто-то из малышей дернул Гвиневру за подол платья, и та снова с нежностью и улыбкой взглянула вниз, не особо веря во все эти “чтения по рукам”. Только вот старуха так сильно сжала ее руку, что Гвиневре тут же захотелось выдернуть ее.
- Что за порча на нашей принцессе? Что ты такое говоришь? - снова кто-то нетерпеливо крикнул, а Гвиневра растеряно улыбнулась, не зная как быть дальше, но продолжила миролюбиво и мягко, будто разъясняла простые истины для годовалых детей.
- Нет большего проклятия, чем невежество и страх, милая женщина. Уверена, ты ошиблась.
- А сейчас ошибаешься тыыыы! - неожиданно зашипела в лицо чем-то разгневанная старуха, дергая на себя руку принцессы и притягивая ее к себе ближе, - И эта ошибка будет стоить дитёнку жизни! - она цапнула на груди эрцгерцогини кулон в виде хрустальной слезы и что есть силы дернула на себя, порвав цепочку. Все малыши внезапно, как сговорившись, разревелись хором и во весь голос. Кто-то ахнул, кто-то охнул, кто-то крикнул: Держи вора!, а кто-то бросился в сторону. Старуха юркнула в гущу людей, лавируя между ними с вертлявостью старой лисы, за которой идут по пятам охотничьи псы. В руке у нее была крепко зажата “слеза” эрцгерцогини.
________________________________________________________
Тем временем дети облепили Родриго, принялись интересоваться настоящие ли у него меч, шляпа и борода. Распорядитель лишь улыбался и ждал, когда же что-то пойдёт не так. Что-то и пошло, подошло к эрцгерцогине и начало активно действовать ей на нервы.
Впрочем она продолжала шутить и делать вид, что так и надо. Особенно забавно Птаха щебетала о гадателях, и будь вокруг не грубое простонародье её шутку вероятно запомнили бы многие поколения валорийцев.
- У эмира Ашшамси есть целый штат таких. Читают по рукам и звёздам, полётам птиц и внутренностям животных, некоторые даже читают… книги, но им не особо доверяют, Ваше Высочество. - Отметил Родриго.
И тут началось. Кто-то куда-то побежал, юркнул в подворотню и исчез в толпе, оставив осадок и противный привкус преступления.
Тут же набежала стража.
Ландграф кинулся к своей подопечной:
- Птица, ты как?
И, краем уха уловив ответ, начал отдавать распоряжения страже.

+1

14

Пост совместно с Гвиневрой эн Валор
- Я цела! - растеряно выпалила все еще удивленная эрцгерцогиня, - Что это было? Меня впервые в жизни ограбили да еще как! - казалось, она не расплачется, а рассмеется.
Родриго меньше уделял внимание ее восторгам, но больше по-делу раздавал распоряжения. Гвиневра поджимала губы и терла шею, оставшуюся без кулона. И все меньше улыбалась.
- Знаешь, - сказала она ему, как только появилась возможность поговорить, - Это была особенная для меня вещица. Если бы у меня украли все мои украшения, я бы не переживала, но это… - она взглянула на Родриго, - Почему так? Зачем она ей? Она могла бы взять у меня монеты. Нет большего проклятия, чем невежество и жадность, - немного перефразировала она свои же слова. Люди разошлись, а те кто остался, боялись приблизиться, хотя и старательно прислушивались ко всему, что до них доносилось. Стражники скрылись из виду, по крайней мере те, кого бодренько ландграф отправил по следу воровки.
- Думаешь, ее найдут?
Неожиданно среди стоящих поодаль людей пробежал шепоток. На принцессе порча, порча. Гвиневра повернула голову, а люди отводили глаза или делали вид, что им все еще не любопытно смотреть на нее и ландграфа во все глаза.
- Надо с этим что-то делать, - тихо проговорила она лишь для ушей Родриго, - Иначе меня скоро назовут прокаженной. Ты умеешь создавать какое-то чудо? Может быть, свет с неба? Ну, или на крайний случай молния из ушей? Очень бы сейчас пригодилось, - Гвиневра шутила, но при этом не сводила глаз от видимых с дороги домов и улочек, уходящих вдаль. Дышалось легко и спокойно. Удивительно, не смотря на то как сильно ее расстроила потеря кулона, ей было хорошо.
- Знаешь, я бы даже простила эту старуху. Только если кулон найдется. Мне даже ее жаль. Она вряд ли сумеет его продать: такого больше не найти во всем королевстве. Его делали под заказ, это подарок.
Гвиневра повернулась к все еще ожидающим чего-то зевакам. Молчаливо стоящие в сторонке стражники давали понять, что на всякий случай останутся рядом, недобро оглядывая толпу.
- Ваше Сиятельство, - обратилась принцесса к Родриго так, что ее наверняка могли слышать. В руках ее был расшитый кошелек с пояса, - Я бы хотела, чтобы эти милые люди имели возможность сегодня отужинать на славу, а также сходить и помолиться в храм за всех тех несчастных, кто болен не только телом, но и умом, как эта несчастная женщина. Велите раздать эти монеты и не пропустите никого. Вскоре на этом месте построят не просто таверну, но и лекарню во славу нашего короля и королевы, где будет оказана помощь всем нуждающимся. Пусть поможет нам в этом Высший.
____________________________________________________________

- Ну, а разве не за этим ты пошла в толпу? - подмигнул Птице Родриго. Хорошо, что она цела, весела и воспринимает всё как шутку. Но, всё равно, опыт не из приятных. - Вот так выглядят острые ощущения.
Стража сработала так, как и было задумано, быстро оказалась на месте, отделила принцессу от толпы, грамотно разделилась. Значит место было выбрано грамотно. Значит правильно он сделал, что таверну сжёг, чувствовал же, что место вот вот понадобится.
- Да что ты говоришь? Это была важная для тебя вещь? Вот же негодяйка! Конечно мы её отыщем. Вам следует молить Высшего, чтобы она попыталась его продать. Тогда мы найдём утраченное вдвое быстрее.
Но обещать - это одно, а вот выполнить. Женщины любят, когда им обещают, но, кажется не очень понимают, что и у мужской силы есть пределы. Как тут отыщешь человека, а тем более вещь в городе с населением, как ландграфство?
Идея пришла в голову сама собой! Заказать дубликат слезы и подарить Птице, хотя зачем ей слеза, ей больше к лицу улыбка, да и положение обязывает.
Тем временем принцесса приняла правильное решение задобрить толпу. Она, конечно, не волшебник, но учится быстро.
- Чудо здесь одно - доброта Вашего Высочества. - Ответил Родриго с дал страже все необходимые распоряжения.

Отредактировано Родриго Шимау де Варгас (2017-11-10 21:42:28)

+1

15

Пост совместно с Родриго Шимау де Варгас

Гвиневра смолчала о том какой величины валориумы в ее кошельке. Заметит Родриго или нет - сделанного уже не вернешь, но этот щедрый жест позволил ей кардинально изменить настроение окруживших их с ландграфом людей. Толпа одобрительно загудела, заволновалась и заблестела широкими улыбками.
- Пусть славится король!
- Да здравствует Гвиневра Добрая!
- Долгих лет жизни королю и королеве!
Улица вновь преобразилась. Лица людей светились радостью, они чуть смелее стали переговариваться, и только стражники сохраняли суровый и безучастный вид. Купаясь в народном обожании, Гвиневра не сразу заметила что по дороге к ним приближается карета, а когда заметила как переглянулись стражники и обернулась, уже было поздно что-либо предпринимать. Битком набитая карета остановилась и из нее принялись вываливаться недовольные, но симпатичные барышни, лица которых эрцгерцогиня видела ежедневно в своих покоях. Баронесса эн Торио вместе со Старшей Фрейлиной тут же атаковали ландграфа жалобами на дороги, окружив его щебетом и обаянием. Остальные дамы пытались заговорить с Гвиневрой, и только одна из них все также пристально и сурово осматривала ее с ног до головы, словно принцесса была малолетним ребенком, который убежал без спроса и мог испачкать в пыли штанишки. Несколько леди так и не решились покинуть карету, посылая наружу слуг.
- Как ваше самочувствие, Ваше Высочество? - поинтересовалась леди Альдис, и все тут же подхватили ее слова. Да! Как вы себя чувствуете, эрцгерцогиня? Вас не укачало? Тут так грязно. Что это за часть города? Вы так бледны! Все ли в порядке? Ах, это было ужасно! Не изволите ли подкрепиться? Сегодня во Дворце в саду баронесса организовала обед. Да. там чудесно!
Гвиневра одела на лицо непроницаемую маску спокойствия, но взглядом все же попыталась отыскать Родриго, чтобы передать ему безмолвный сигнал бедствия, а еще огромную благодарность за эту прогулку и много всего того, чего сказать не успела.
- Чудесная погода. И свежий воздух, - улыбнулась Гвинерва, хотя в этот момент на фоне воцарившейся тишины кто-то из толпы громко закашлял так сильно, словно находился при смерти. 
- Погода действительно хороша! - поддержала ее одна из фрейлин.
- Чудо как хороша! - вторила ее другая.
- И воздух… - уже менее эмоционально и восторженно проговорила дочь Королевского Конюха.
- Чудо как хорош, - закончила фразу принцесса, сожалея, что их уединению пришел конец. Прибывающих по душу эрцгерцогини на одной улочке становилось все больше и больше. Оставаться здесь больше не было смысла, но внимание ландграфа похитили остальные дамы, беспощадно атакуя его улыбками и вопросами.
___________________________

Вообще-то Родриго распорядился их всех убрать, чтобы им с эрцгерцогиней не мешали, но раз уж так получилось, хорошо, что они прибыли только сейчас.
Ландграф скептически оглядел дам. Молодящиеся дамы, которые попали в свиту эрцгерцогини в силу древности рода, большого опыта работы при дворе или по блату. Выгодно выделялась лишь дочь Королевского Конюшего своей молодостью и дама со скверным характером, которая была родом из его родной Трастамары. Но они естественно сразу бросились к принцессе, а его зачем-то атаковали наиболее значительные по статусу и возрасту фигуры.
Они возмущались всем: задержкой, стражей, дорогами, дамами и друг другом и требовали, чтобы Королевский Распорядитель немедленно принял меры.
- А он мне говорит…
- Да-да вы представляете, что она сделала?!
- И тут мы как подскочили, и моя Мими (имя собачки)...
- Ах, милый Родриго, вы должны немедленно что-то предпринять.
До того мило улыбавшийся и ничего не слушавший ландграф вдруг резко преобразился.
- Значит я должен? Это вам что ли? Уберите руки. Вы что себе позволяете? Или забыли кто вы, а кто я, так вам могут быстро напомнить. Ваше Высочество - он подошёл к эрцгерцогине и галантно, а при его габаритах ещё и комично, взял её под руку. - разрешите сопроводить Вас в экипаж?

Отредактировано Гвиневра эн Валор (2017-11-10 21:55:31)

+1

16

Пост совместно с Гвиневрой эн Валор
Со стороны выглядело так, словно несчастного Шимау домогаются дамы, причем не гнушаясь касаться его руками, чуть ли не окружив со всех сторон и загнав в угол. Довольно выдающаяся внешность ландграфа давлела над изящными и малогабаритными фигурками женщин, но его слова неожиданным образом перевернули все с ног на голову. От такого сюрприза леди не успели отреагировать, но эрцгерцогиня подумала, что теперь Родриго ждет пересоленная еда, забытые после вышивания в его кресле иголки и все то, на что способны пойти женщины при дворе в попытке невинной мести. Хотя Родриго сходит с рук многое. Она не позволила себе улыбнуться, но отвела глаза в сторону, чтобы удержаться от нежелательной реакции при посторонних. Перед Родриго расступались. Он всегда умел каким-то чудом привлечь к себе все внимание и заговорить зубы даже тому, кто был в элегантном придворном обмене колкостями непревзойденным мастером. У него всегда это получалось легко и просто. Он умел удивлять. Кстати, именно удивление, а не возмущение застыло на лицах Старшей Фрейлины и баронессы. Впрочем, Гвиневра предпочла не смотреть. Она уже догадывалась о цели производимых Родриго действий, за что была ему благодарна. И коротко взглянула на него, когда он оказался рядом, но тепло и доброжелательно.
- Благодарю, вас, Ваше Сиятельство, - она вроде и глаза опустила, вроде и вела себя очень сдержанно, но все равно словила на себе подозрительный взгляд строгой фрейлины, которая как и все, вынуждена была отступить. Что она так смотрит, будто о чем-то догадывается?
Только сидя в карете напротив ландграфа, Гвиневра открыто улыбнулась Шимау. Глаза у Родриго были шальные, веселые, несмотря на весь его помпезный и строгий вид, с которым он заходил в карету. 
Черное место пожарища, с которым теперь было связано столько надежд, скрылось за поворотом, а за первой каретой неторопливо ехали вооруженные всадники из охраны и карета с дамами, которые уже ни за что не собирались терять принцессу. Рука Гвиневры сама потянулась к кулону на шее, но, найдя пустоту, нерешительно замерла. И тут тоненький голосок прозвучал где-то с улицы, не давая времени погрустить. Принцесса подалась к окну и увидела бегущих за их каретой мальчишек. Они махали руками, что-то радостно выкрикивая. На их процессию на улицах обращали внимание. Принцесса предпочла отодвинуться и сесть на свое место, поглаживая рукой совсем еще маленький живот и приобретя задумчивое и немного даже мечтательное выражение лица.
- Мне давно уже не было так хорошо. Если однажды ты вдруг решишь выкрасть меня из под носа у моих нянек еще раз, я возражать не буду, мой друг, - Гвиневра лукаво улыбалась ему, - Только великому Родриго Шимау де Варгас позволено то, что не позволено никому.
_________________________________________________________________________
- Ну уж сразу великий - рассмеялся Родриго. - Обвёл вокруг носа нескольких дамочек. Это ерунда, то ли дело ты, Птица, первый раз увидела толпу и не растерялась, а завоевала доверие. Признавайся - это от того что я рассказывал тебе о том что единственный способ мотивировать пирата - это обещать ему добычу?
Он подмигнул Птице, но умолчал о том, что всегда был ещё один способ, связанный с реей. Для этого эрцгерцогине были нужны верные подданные, не хорошо, когда сам правитель ассоциируется с реей, доской или дыбой, даже если он в действительности знает толк в этом деле.
Тем временем на пути экипажа возник некий человек, облачённый в простые чёрные одежды, видимо, чтобы не мараться во время работы, где бы он не работал. Но самой яркой деталью его облика всё-же была улыбка: https://b5thoughts.files.wordpress.com/ … 329658.png
Он преградил дорогу экипажу со словами: - У меня дело к Её Высочеству.
Незнакомца окружили стражники, но он лишь повторял, что эрцгерцогиня желает видеть его по вопросу о некой недавней пропаже.
- Эй, что там за задержка?! - рявкнул Родриго.
- Там какой-то незнакомец, говорит, что Её Высочество хочет выслушать его рассказ о недавней пропаже, прикажете гнать?
Распорядитель пожал плечами. И улыбнулся.
- Издержки славы, Ваше Высочество, что прикажите?

Отредактировано Родриго Шимау де Варгас (2017-11-10 21:54:29)

+1

17

Гвиневра улыбнулась, но неожиданно сказала:
- Эти дамы отнюдь не глупы и поверхностны, как может показаться, мой друг. Каждая из них вполне могла бы занять место советника или управляющего, будь им это позволено. Женщинам удобнее выглядеть такими, так безопасней, но в каждой из них ждет своего часа настоящий полководец или даже, например, капитан корабля, охочий до морских сражений. За неимением лучшего оружием в их руках становится слабость. Я вполне могу себе представить баронессу эн Торио у штурвала, отдающей команды и лихо размахивающей ашшамсийским кинжалом. Она выиграла шахматную партию у самого барона Осгарда, а он славится острым умом и шахматными победами на всю столицу, - принцесса все больше возвращалась к жизни. На ее щеках горел здоровый румянец, довольно поблескивали глаза. Она потешалась и, кажется, уже забыла обо всех тревогах.
- Но ты прав. Твои удивительные истории и личное присутствие сделали меня намного смелее. Или безрассуднее? - и она рассмеялась, - Без тебя, возможно, ничего бы этого не было, и мечты мои рассыпались в пыль. Сегодня, Родриго, ты сделал мне тот подарок, отблагодарить за который я тебя когда-либо вряд ли смогу. Надежду.
Карета внезапно сбавила ход и остановилась. Взволнованное ржание лошадей смешалось с мужскими голосами, а мимо экипажа проехали люди из личной охраны эрцгерцогини, всю дорогу державшиеся чуть позади. Дорогу перегородил какой-то мужчина, и стоило принцессе попасть в его поле зрения, как он тут же взглянул ей прямо в глаза. Было что-то странное в его улыбке и взгляде, словно он был уверен в том, что делает. А вот сопровождение эрцгерцогини так не считало. Впрочем, Родриго оставался спокоен, наверняка ожидая от Гвиневры проявления той самой смелости, которой она только что нескромно похвасталась, а узнать о судьбе кулона очень хотелось.
- Позовите его, - Гвиневра сказала достаточно громко, чтобы ее расслышали люди из охраны. Те не нуждались в каких-то намеках  и прежде чем позволить тому подойти к дверце кареты вплотную, обыскали его на предмет оружия.
Он пришел сам. Пришел один. И все равно это было опасно. Принцесса внимательно рассматривала незнакомое лицо, а потом, видимо не найдя искомого, жестом руки пригласила его присесть.
- Я выслушаю твой рассказ, но прежде назови мне свое имя.
Напряженные силуэты охранников маячили у самой кареты.
- Кто ты и что знаешь о моей пропаже?
Благородное и великосветское амбре свежести и роскоши в карете смешалось с запахами весны, прелой травы и вольной жизни, которую наверняка вел этот мужчина. Против весны Гвиневра ничего не имела, как и против людей, у которых не было возможности разъезжать на каретах и хорошо есть каждый день. Но близость незнакомца нервировала.

0


Вы здесь » Chronicles of Valoria: Malum discordiae » Прошлое » Стоит только ступить на дорогу [22 мая 735 п.В.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC